Тирдас, 22.09.2020, 05:53
Приветствую Вас Странник
Главная

Регистрация

Вход

RSS


[ Новые сообщения · Рассказчики · Правила поведения · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Форум » Писательский » Вперёд в прошлое » ИГРА
ИГРА
ChristabelДата: Лордас, 15.02.2014, 07:18 | Сообщение # 1
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 397
Статус: По ту сторону
Таверна Пик Ветров давно не знала таких деньков, когда бочки с медом и пивом опустошались со скоростью бегущего от огня тролля. Красавица Карита, звеня многочисленными украшениями, неустанно бегала от стола к столу, разнося напитки тем, кто приехал в город хотя бы послушать, как однажды простой шахтер увидел двемерский летающий корабль! Некоторые даже отваживались пойти и самим посмотреть на это чудо, но большинство предпочитало тепло таверны, пронизывающим данстарским ветрам. В этот вечер, однако, трактирщику Терингу, добродушному на вид норду, пришлось самому стать рассказчиком, как-никак из самого Солитьюда пожаловали:
-Обычно-то Гьяк и носу из шахты не кажет, а тут, надо же, только решил в горах погулять, так сразу и наткнулся на эдакую диковинку. Не спрашивайте, чего это ему в голову взбрело ночью у форта крутиться, говорят, у шахтеров такое бывает.
Так вот, прибежал Гьяк обратно в город, шуметь начал, про чудовище невиданное кричал. Мы ему поначалу и не поверили. А как рассвело, так вот прям отсюда стал виден огромный шар, на нетча похожий, и будто этот нетч щупальцами лодку внизу держит.
Ну, поначалу-то испугались, ярл даже двух стражников в атаку направил, скорый он у нас повоевать. Да только не чудище это оказалось, а корабль. Это нам потом один маг из Академии рассказал. Быстро же он здесь очутился, обычно-то не допросишься, а тут раз, и нарисовался.
Пару дней пытались наши до корабля добраться, потом подступы перекрыли Братья Бури и Имперцы, из соседних лагерей, там у них свои дела какие-то. А как слухи поползли, всякий люд в город стал подтягиваться, так в горах лютая метель закружила.
Слово даю, магов дело, недобрая она, метель эта. А с другой стороны и хорошо что непогода, а то растащили бы всю эту "историческую ценность" на стройматериалы, да на сувениры. Вон, вся таверна охотниками за сокровищами забита.
Еще бы, корабль то не просто летающий, а еще и двемерский, так-то! Ну а кому еще в голову придет такую ерундовину строить? Я всегда знал, что из этих их развалин, обязательно какая-нибудь неприятность вылезет. Не по-людски жили, не для людей строили, чего от них хорошего ждать?
Тут Терингу пришлось взять паузу, так как в таверне появился доходяга Булфрек, ярлов слуга, с видом таким важным, что все присутствующие невольно притихли. Он долго мялся, прочищал горло, разворачивал и сворачивал какой-то свиток, но когда терпение у публики лопнуло, Булфрек что-то быстро зачитал и бросив бумагу на ближайший стол, поспешил убраться обратно в Белый Зал. Пришлось трактирщику снова брать слово:
-Приказ Ярла Скальда Старшего, от сего числа сего месяца. Всем желающим послужить своей стране, Ульфрику Буревестнику и прославить великий город Данстар обещается награда в 200 золотых за исследование Неопознанного Летающего Объекта (предположительно двемерской работы) и извлечение из этого исследование пользы для всего Скайрима и блага для всего народа. В случае согласия отметится у Фрокмара или Мадены.



Прежде чем начинать игру, ознакомьтесь с этой и этой темами. В них вы найдёте большую часть ответов на свои вопросы.
Здесь же пишется непосредственно история ролевой игры. Все вопросы, замечания, хвалебные и разгромные сообщения убедительная просьба оставлять в этой теме.
 
Nightlin_foreverДата: Лордас, 15.02.2014, 07:28 | Сообщение # 2
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 320
Статус: По ту сторону
Снег. Крупные медленные теплые хлопья, будто вырванные из густых седых облаков. Они падали на торчащие уши, цеплялись за усы и словно руки друга, ложились на плечи. Шевелиться было нельзя, нужно было стать частью окружающего пейзажа. Но за то время, что хаджитка РаНисса стояла у палатки, она несколько раз высовывала язык, чтобы попробовать эти хлопья на вкус. Хотелось, чтобы они были сладкими.
Колкие взгляды солдат хуже. Они словно царапали темноту, ища несоответствие между темным и темным. Израненные войной души, искали повода зайтись воплем "К оружию!" Но была только ночь, тишина и снег.
Он не сладкий. Но почему-то вкусный. И ему все равно. Он просто идет.
Наконец, тишина стала осязаемой, стало слышно как падают хлопья, значит патруль отошел достаточно далеко, можно попробовать юркнуть внутрь палатки. Офицер уже спит какое-то время, жестко лежа на спине. Даже сон не смог разгладить хмурое лицо солдата. Внутри палатка была еще меньше, чем снаружи. Большую часть занимал массивный стол, с раскрытой картой, утыканной флажкам, кипой бумаг и остатками простой трапезы. Слева топчан, справа раскрытый сундук с нехитрым скарбом. Очередное, до обидного простое задание. Схватив лежащие на столе документы, нужно было уйти, оставив как можно больше следов имперских сапог. Цепочка их должна была вести в направлении вражеского лагеря. Ни о каком саботаже не было и речи, нужно было просто держать обе стороны конфликта в напряжении и отвлекать внимание. Единственное, что хаджитка добавляла от себя, это, по возможности, меняла флажки местами. Просто так.
Она не видела разницы между Людьми Дракона и Людьми Медведя и куратор Линдал Сандурин выделял это ее качество особо, считая что агент без личных предпочтений гораздо лучше убежденного фанатика. Но это снег делал их одинаковыми. Впрочем, он всех уравнивал в правах простых пешек в чужой игре.
Вот и сейчас, собираясь покинуть палатку, она слишком резко развернулась и часть налипшего на одежду снега, подтаяв в тепле, сорвалась, и упала на лицо спящего офицера. Он резко сел, одной рукой вытирая лицо, другой - хватая оружие. В ее задание не входило, чтобы вместо имперца, офицер Братьев Бури увидел у себя в палатке перекошенную физиономию хаджитки. В ход пошла стоящая на столе полупустая бутылка вина, с глухим звуком опустившаяся на голову еще толком не проснувшегося норда. Рука, сжимавшая меч ослабла и солдат тихо повалился обратно на кровать. Оружие, напротив, звонко ударилось о промерзшую землю, разорвав снежную тишину. Пришлось выходить из палатки, разрезав кинжалом одну из стенок, окончательно выдавая свое присутствие звуком рвущейся ткани. Рядом скрипел снег под ногами бежавшего на шум патруля. Ночь ожила, заерзав под снежным покрывалом.


 
ChristabelДата: Лордас, 15.02.2014, 08:48 | Сообщение # 3
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 397
Статус: По ту сторону
-Завтра к вечеру будем в Скайриме.
Чуть дребезжащий тенор заставил вынырнуть из раздумий. Флор оторвала взгляд от металлического выпуклого бока кувшина, к которому до сего момента было приковано её внимание, и посмотрела на мужчину, что сидел за столом напротив неё. Это был Гораций Фарт, служащий среднего звена Синода - высокий стареющий имперец с вытянутым, слегка пожелтевшим лицом. На нём была такая же мантия, как и на остальных, капюшон он скинул с головы, обнажив аккуратную лысину в обрамлении густых и ещё тёмных волос.
-Остановимся в Хелгене, - продолжал имперец, намазывая сливочное масло на тонкий кусочек белого хлеба. – А дальше сменим коней и поедем на северо-восток.
-В Хелген нельзя, ты з-забыл? Его разрушил дракон, - Прервала его аргонианка. От девушки она сидела по правую руку и до этого не прикоснулась к пище, хотя перед ней уже минут пятнадцать стояло продолговатое глиняное блюдо с запеченной рыбой, от которой соблазнительно пахло специями и лимоном.
Залашья – так звали аргонианку – уже была в приличном возрасте, и цвет её чешуи с каждым годом становился чуть бледнее. Сейчас это был блёклый оливковый с неяркими оранжевыми пятнами, идущими от глаз до небольших ноздрей. Руки её с цепкими тонкими пальчиками покоились на коленях, а за спиной виднелось затейливое переплетение корней, что венчали её короткий кривой посох.
-Ах, да, в самом деле, - рассеянно улыбнулся мужчина и тут же отсёк кончиком ножа ещё немного масла для своего бутерброда. – Тогда проедем дальше. Юг Скайрима богат на поселения, где-нибудь да найдём таверну.
Эту небольшую инспекцию организовал Синод сразу после того, как Парат Декимий вернулся из экспедиции в двемерские руины Мзулфт, где сделал важное открытие в ходе своего эксперимента. Параллельно с этим стало ясно, что в стенах Коллегии Винтерхолда маги скрывают некий могущественный артефакт, укрывательство которого уже само по себе является преступлением против Империи и Синода в частности. Поэтому руководство отдало приказ проверить деятельность Коллегии и выдало ордер с подписью и печатью Совета на доступ в её стены. Неподчинение грозит… Впрочем, деталей Флор уже не помнила – сам приказ находился в личных вещах Горация, куда она, разумеется, и не думала лезть. Даже ради любопытства. Во главе инспекции стоял сам Гораций, как доверенное лицо, ассистентом была Залашья, наиболее сведущая в магических вещах и на удивление тонко чувствующая их присутствие и силу. Ну а Флоренцию взяли с собой в качестве писца, дабы документально зафиксировать всё то, что будет выявлено в ходе проверки.
Работа ожидалась быть непыльной, да и сама девушка давно хотела выехать куда-то подальше окрестностей Имперского города, где прозябала четверть века. Во время обучения ей приходилось иногда посещать древние раскопки, но это случалось так редко и занимало столь мало времени, что почти и не откладывалось в памяти. А тут настоящее пересечение границы, да ещё посещение временно небезопасной территории. Маму девушка предупредила, но не уточняя, куда именно едет, так как новости о мятеже и слухи о драконах долетели даже самых незаинтересованных ушей.
И сейчас они втроём сидели в таверне в Бруме, ужиная перед сном. Для каждого были снята комната, купленная на выделенные Синодом деньги, заказана сытная еда. Залашья, наконец, притронулась к рыбе, поддев кусочек белого постного мяса вилкой. Гораций уже расправился с жарким и пил тёплое молоко, держа в одной руке высокую глиняную чашку, а в другой - бутерброд с маслом. Перед Флор на столе стояло блюдо с остатками картофеля и кусочками подгорелого жира, который она аккуратно срезала с отбивной. Насытившись, она медленно потягивала из бокала травяной отвар с сушёными ягодами, смакуя терпкий и насыщенный вкус напитка. Ужин был почти окончен, и оставшиеся четверть часа маги провели в молчании.
 
Nightlin_foreverДата: Сандас, 16.02.2014, 06:04 | Сообщение # 4
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 320
Статус: По ту сторону
Продираясь сквозь плотную пелену все так же меланхолично падающих снежных хлопьев, утопая по колено в сугробах, РаНисса пыталась уйти от преследователей. И если спереди, в темноте с закрытыми глазами, хаджита еще можно было спутать с кем-то из людей, то со спины сделать это было невозможно. Поэтому бежать пришлось держа хвост в руке, уповая на ночь и снегопад. Стыд перед всем кошачьем племенем за такое обращение с предметом гордости придавал сил, но расстояние сокращалось, так как бег по снегу для Людей Медведя был более привычным занятием.
Проносящиеся мимо деревья давно превратились в единое размытое пятно, все внимание было сконцентрировано на попытках восстановить дыхание, вытаскивая ноги из глубокого снега. Вдруг высоко над головой раздался резкий хлопок, но РаНисса продолжала движение, пока не вылетела на прогалину. Резко изменившийся пейзаж заставил ее остановится. Практически сразу хаджитка поняла, что ее больше не преследуют. Странный звук повторился и был будто бы ближе. Вглядываясь в оставшиеся позади заросли, она различила фигуры солдат, некоторые из них натянули луки, но целились почему-то вверх. Проследив взглядом в том же направлении, РаНисса почувствовала как подгибаются и без того уставшие ноги. Хлопок раздался снова, но уже было понятно, что он сопровождает взмах огромных кожаных крыльев. Огромный дракон летел прямо на нее, прожигая взглядом ледяных глаз.
Сердце хаджитки высоко подпрыгнуло, затрепыхавшись где-то в горле, норовя выскочить из раскрытого от удивления рта, и улизнуть подальше в неизвестном направлении. Дикое сочетание восторга и первобытного ужаса приковало РаНиссу к месту, и только осознание неминуемой смерти, где-то на задворках сознания шептало: "беги! беги!". Вихревые потоки создаваемые величественным драконом становились все ближе и сильней, разметая снег в мелкую крошку. "Беги!" Уже можно было разглядеть каждую чешуйку на теле и узор вен на крыльях, но шум поднявшегося ветра пронзил свист стрелы. Братья Бури перешли в наступление. "Беги!" Еще одна стрела, потом еще одна. На мгновенье хаджитке показалось, что в глазах дракона промелькнуло удивление, тут же сменившееся усталой досадой. Не снижая скорости, он резко сменил направление в сторону появившейся помехи, и налетевший вихрь сбил РаНиссу с ног. "БЕГИ!!!" - завопило из последних сил сознание и хаджитка, наконец, послушалась. Ползком, вставая и снова падая, глотая комья снега, она рвалась оказаться среди спасительных деревьев.
Полгода тому назад, когда Линдал Сандурин привез ее в Скайрим, РаНисса едва сдержалась, чтобы тут же не нырнуть в ослепительно белую нежную вату, искрящуюся на солнце. Таким манящим и волшебным показался ей тогда снег. Со временем она узнала, что он бывает очень разный, но успела полюбить его любым. Но только теперь, увязая в нем всеми четырьмя конечностями, чувствуя спиной тяжесть каждой упавшей снежинки, еще недавно казавшейся легче пуха, хаджитка поняла за что можно его ненавидеть.
Поляна давно была уже позади, крик солдат и рев дракона были едва слышны, но страх заставлял ее продолжать движение. И только когда она не смогла встать после очередного падения, РаНисса перевернулась на спину и уставилась в небо. Рассвет должен был уже наступить, но из-за непрекращающегося снегопада оно оставалось темным. Снежинки все падали и падали, но если удавалось проследить взглядом за одной из них, создавалась иллюзия, что это не они падают, а ты поднимаешься вверх.


 
ChristabelДата: Сандас, 16.02.2014, 06:55 | Сообщение # 5
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 397
Статус: По ту сторону
Путешествие было долгим. Пока дорога была чистой, а погода солнечной и приветливой, крытая повозка неслась вперёд, лишь изредка подскакивая на выбившихся из земли камней. Кони бодро отбивали копытами дробь по утоптанной земле, поднимая невысокие клубы пыли, что тут же оседала обратно. Эту дорогу маги держались бодро, лишь Залашья чуть бледнела, когда повозка налетала на камень, и ещё сильнее впивалась пальцами в сиденье. Зубы её были тесно сжаты, одного взгляда на неё было достаточно, чтобы понять, что аргонианка борется с приступами тошноты.
Первая в Скайриме остановка была сделана в Ривервуде. Там нашлись чистые постели и вкусная еда, а вот коней никто предоставить не мог – по жалобам жителей стало ясно, что большую часть ездовой скотины забрали солдаты, оставив лишь пару чахлых кобылёнок для нужд сельчан.
-Не думал, что первая моя встреча с гражданской войной будет именно такой, - Гораций сплюнул себе под ноги в мягкую землю. Ночью прошёл мокрый снег, который к утру уже растаял, немного развезя дорогу. Имперец из-под нахмуренных бровей придирчиво оглядел окрестности, на секунду остановив взгляд на припорошенных снегом арках строения, что находилось высоко в горах через реку от посёлка.
-Нордские руины, - прохрипела на ухо Залашья, заметившая заинтересованный взгляд имперки, что наблюдала за Горацием. – Вам должны были рассказывать о них в Коллегии на занятиях по истории и культуре имперских провинций.
Флор рассеянно кивнула. Такие уроки и впрямь проходили в стенах университета. Больше всего на них внимания, конечно, уделялось общей истории самого Сиродиила и становлении Империи такой, какой она была в эти годы, но были и отдельные занятия, на которых рассказывалось про быт и культуру древних либо вовсе исчезнувших народов. Например, фалмеров или айлейдов. Для наглядности курс даже пару раз вывозили на раскопки эльфийских построек, существовавших ещё с меретической эры. Такие открытые уроки не вызывали достойного интереса, так как всё уже было давно исследовано и изучено.

Следующая остановка оказалась незапланированной. Повозка намертво встряла в снегу на дороге сразу после поворота на восток в сторону Виндхельма. Здесь, видимо, тоже прошёл снегопад, и расчищать сугробы, кажется, никто не собирался. Гораций первым выпрыгнул из экипажа, сразу по колено уйдя в снег. Возница тогда ещё гоготнул, заметив, что магу повезло, что не по пояс ушёл.
-Тогда выбраться было бы гораздо сложнее, - уточнил он, скалясь не совсем полным рядом зубов.
-Помолчи, плебей, - имперец одарил его испепеляющим взглядом. – Синод тебе деньги не за паясничанье платит. Лучше скажи, надолго ли мы встряли?
Прежде чем ответить, возница подтянул сапоги повыше и только тогда спрыгнул с облучка. Заложив руки за спину, грузный мужчина деловито оглядел колёса, затем склонился ещё ниже, чтобы заглянуть под экипаж.
-Если каждый возьмёт по лопате, то, возможно, управимся и за полчаса, - начал было он, но Гораций оборвал его.
-Ты в своём уме? Лопатой нам ещё махать, - возмущённо всплеснул руками маг. – Тебе было велено доставить нас в Винтерхолд. Так что дорога – это твоя забота.
В ответ извозчик лишь неопределённо крякнул.
-Скажи лучше, - продолжил Гораций, бросив короткий взгляд на небо. – Есть ли здесь где поблизости поселение какое или постоялый двор? Скоро стемнеет, и ночь нам лучше встретить не в сугробе.
Возница тем временем уже проворно взобрался на облучок и откинул крышку сиденья, под которым был спрятан ящик. Оттуда мужчина вытащил небольшую лопатку и снова спрыгнул в снег.
-Так есть, - он уже начал потихоньку откапывать колёса, распрямился и махнул левой рукой на восток. – Вон там пройдёте немного и за камнями увидите таверну. «Ночные ворота» называется. Я подъеду, как только очищу колёса, вон сколько снега налепилось.
Кивнув, имперец скомандовал женщинам выйти из повозки и следовать за ним
В голове у Флор мелькнула мысль, что можно было бы быстро подтопить снег заклинанием огня, но она не стала её озвучивать, вовремя сообразив, что пламя может не только повредить колёса, но и подпалить саму повозку.
Гораций шёл впереди. Он прочитал заклинание хождения по воде и шёл уже по верхней корке сугробов. Его примеру последовали и остальные.

Уже в таверне маги узнали, что находятся на территории, контролируемой мятежниками, и в связи с этим расчисткой снега заниматься особо некому – все ушли на войну.
-Нет, если Ульфрику, - увлечённо рассказывал старый норд – хозяин таверны. – Потребуется перебросить силы на запад, то дорогу расчистят мгновенно. Но пока он борется за своё влияние на юге.
Помимо этого старик поделился последними сплетнями и рассказал о том, что буквально вчера дракон напал на Рощу Кин – поселение, до которого ехать всего пару часов.
-Я сам не видел ничего, слышал только страшный шум, - без умолку тарахтел норд. – Это потом мне рассказали, что прилетал дракон. Выходит, шум этот был от его крыльев, и пролетал он прямёхонько над таверной!
К удивлению, Гораций охотно поддерживал диалог с хозяином таверны. То ли нашёл себе собеседника по вкусу, то ли хмельной мёд развязал ему язык, но когда женщины ушли в комнату, имперец ещё сидел у стойки и что-то рассказывал норду, дополняя свои слова эмоциональной жестикуляцией.
Залашья выглядела повеселевшей. Свежий морозный воздух и спокойная дорога до таверны улучшили её состояние, поэтому аргонианка с аппетитом поужинала и уже готовилась ко сну. Им предстоял последний день дороги до Винтерхолда, а уж там неизвестно, сколько времени они проведут в самой Коллегии. Кровати здесь были жёсткими, матрасы были наполнены соломой, а для мягкости вместо простыней стелили шкуры.
-Если нас в Коллегию вообще пустят, - неуверенно озвучила свои опасения имперка. Она не сразу рискнула присесть на такую кровать, сначала проверив, нет ли под шкурой дохлых мышей или клопов.
-Не могут не пус-стить, - низко, но мягко прохрипела Залашья, взбивая небольшую пуховую подушку, которую взяла с собой из Имперского города. В дороге она клала её на сиденье для удобства, а сейчас, не найдя подушки в комнате, что им с Флор выдали на двоих, собиралась на ней спать, подложив под голову.
-С людьми Декимия архимаг даже толком разговаривать не стал, - пожала плечами девушка. – Не думаю, что они «снизойдут» до нас.
Аргонианка уложила свою подушку в изголовье кровати и опустилась на шкуру.
-При всём моём уважении к Коллегии, - кивнула она. – Архимаг повёл себя невоспитанно. Но ты же з-знаешь Декимия, он сам никогда не ценил ни людей, ни отношения с ними. К тому же у нас есть официальный приказ. Отказ вызовет негативную реакцию со стороны Синода и С-совета, не думаю, что маги Коллегии хотят этого.
Флор оставалось лишь согласиться со словами коллеги. Подождав, пока Залашья устроится на кровати, девушка потушила единственную в комнате свечу и сама улеглась, всё ещё чувствуя некоторую неприязнь к постельному «белью».
 
Nightlin_foreverДата: Тирдас, 18.02.2014, 05:44 | Сообщение # 6
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 320
Статус: По ту сторону
Понимая, что в снегу засыпать нельзя хаждитка старательно гнала сон, одновременно пытаясь найти в себе хоть какие-то силы, что бы выйти на дорогу. Она слышала о том, что в Скайриме появились драконы, но увидеть их своими глазами, и уж тем более стать приглашенной к одному из них на обед в качестве закуски - совсем другое дело. Был бы у РаНиссы выбор, она и дальше бы ограничивалась лишь слухами. Ей и встречи с великаном в свое время хватило.
Измотанная бегом и пережитым ужасом она едва не пустила слезу, вспомнив как погиб караван, в состав которого она входила по легенде. Почему нельзя было просто проехать мимо? Нет, обязательно нужно было лезть в его логово, чтобы решить глупый спор, что может хранить такой огромный человек в таком маленьком деревянном сундуке. Теперь вот приходится напрашиваться к коту МаДрану.
Хаджитов работающих на Талмор не очень то уважают, но РаНиссу терпят, так как у нее есть пропуск в Солитьюд. Караван МаДрана топтал дороги как раз между столицей и Виндхельмом, и у хаджитки был реальный шанс их нагнать, чтобы в волю отоспаться в одном из шатров.
Снегопад уже прекратился, и проглядывающее сквозь тучи яркое солнце, говорило о надвигающемся похолодании. Пушистый снег помигивал кристаллами в лучах еще редких солнечных проблесков, как будто пытался извинится за прошедшую ночь, но РаНисса все равно пинала его, время от времени.
Наконец, ее нос уловил родной запах мускуса и пряных трав, а до ушей донесся звук топора. Караван готовился к привалу.

- Мир вам! - произнесла хаджитка, выйдя к сородичам.

-И тебе, мой друг! - отозвался купец, тогда как другие продолжали заниматься своими делами, лишь мельком глянув в ее сторону. Время - деньги, не до любезностей. - А МаДран весь извелся, переживал, куда пропала его дорогая РаНисса!

Такое обращение немного удивило хаджитку, приготовившуюся к очередной порции насмешек и колкостей, но это означало лишь, что ее попросят об одолжении. Ну, что же, это было справедливо.

- Да разве за вами поспеешь? С той скоростью, с которой твой караван ведет торговлю, не сравнится полет самой быстрой стрелы! Вот только поэтому так редко захожу к тебе, разлюбезный МаДран! - поскольку и РаНиссе нужна была его услуга, она охотно приняла правила этой незамысловатой игры. В ней дозволялось врать с три короба, лишь бы обоим интересно было слушать ложь друг друга.

- Поэтому у тебя такой уставший вид? Право же, не стою я таких усилий! - продолжал каджит, широко улыбаясь. - Нужно беречь себя, столько великих подвигов еще ждет тебя на твоем пути!

- Ну что ты, мой друг! Радость лицезреть тебя бесценна, а возможность говорить с тобой - равна великому подвигу!

Нужно было заканчивать этот балаган, пока обоих кошек не стошнило друг на друга и отвесив еще пару комплиментов, МаДран, наконец, пригласил РаНиссу в свой шатер. Окунувшись в аромат курящихся благовоний и увидев груду наваленных друг на друга ковров и шкур, хаджитка сладко зевнула и зарылась с головой в эту импровизированную постель. МаДран понимающе хмыкнул и вернулся к раскладыванию своего товара.

 
ChristabelДата: Тирдас, 18.02.2014, 09:41 | Сообщение # 7
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 397
Статус: По ту сторону
На следующий день был решено сменить экипаж. С горем пополам возница довёз магов до конюшен Виндхельма, где, по словам Горация, за грабительскую плату была нанята повозка с полозьями и утеплёнными стенками. Новый извозчик, в отличие от предыдущего, был молчалив и угрюм, чем вызвал некоторое опасение в душе Флор. Всё-таки Скайрим славится как грубая и варварская провинция, жители которой считались под стать такому определению, и совершенно неизвестно, отвезёт ли этот возница их по указанному адресу или же затащит в дебри, где уже никакая магия им не поможет.
Но опасения были беспочвенными.
Когда же повозка въехала во владение Винтерхолд, к холоду и сугробам добавился ещё и пронизывающий ветер. Несмотря на то, что окна в дверцах экипажа были маленькими и затянутыми хрусталиками толстого непрозрачного стекла, вовнутрь всё равно прорывался кусачий сквозняк. Маги, а в особенности Залашья, кутались в свои тонкие мантии и периодически обновляли чары защиты от холода. Двойка лошадей резво несла повозку по уже притоптанному кем-то снегу, и к вечеру члены Синода ступили на землю Винтерхолда.
Увиденные развалены города даже видавшую виды аргонианку заставили растерянно оглянуться. Про Великий Обвал было известно всем, но такой разрухи маги не ожидали: целые дома стояли вперемешку с порушенными остовами, припорошенными снегом. Город состоял буквально из одной длинной улицы, вдоль которой и толпились жилые строения. С одной стороны улицы над городом нависли заснеженные горы, а с другой через несколько метров земля обрывалась в пропасть неровными зубьями.
-Неужели здесь кто-то живёт? – Морщил крючковатый нос имперец, озираясь по сторонам. И, в самом деле, даже скромный Ривервуд казался гораздо более оживлённым по сравнению с эти умирающим городом.
Визит в Коллегию был отложен до утра. Ночь проходила неспокойно, Флор тщетно пыталась уснуть, но то лежанка казалась слишком жёсткой, и девушке приходилось крутиться, чтобы устроиться поудобней, то отвлекал завывающий за стенами ветер. Когда скулёж сквозняка становился слишком отчётливым, маг с содроганием думала, что это, возможно, и не ветер вовсе, а что-то более страшное. Оборотней Коллегия изучает, как и остальных существ магического происхождения. Говорят, им покровительствует Гирцин, говорят, существуют даже те, кто добровольно решается на жизнь в облике зверя. Кто знает, может, один такой житель полупустого города выходит вьюжной ночью на охоту…
Флор перевернулась на другой бок и услышала тихое дыхание аргонианки. Та уже давно спала, утомлённая долгой дорогой. В полной темноте её не было видно, но имперка ясно представила себе кожистую, поблёскивающую в свете светильников, голову, увенчанную маленькими шипами и покоящуюся на яркой алой подушечке, расшитой серебристой ниткой.
Вспомнился просторный двор Коллегии Шепчущих, сбоку которого, ближе к лекториям, рядами были выставлены лавки с небольшой трибуной во главе. В хорошую погоду здесь проводились лекции и практические занятия, для чего рядом же располагалось несколько манекенов для отработки заклинаний школы разрушения и просторная клумба, засаженная невысокими апельсиновыми деревцами. Этим растениям доставалось больше всего – на них преподавательница занятий по дисциплине Изменения заставляла учеников тренировать свои навыки в данной области. Например, одним из экзаменационных заданий было заставить дерево зацвести или плодоносить вне сезона. Не раз часть растений просто сгорала от переизбытка магической энергии, использованной для заклинания, а часть чахла в считанные секунды. Разумеется, к таким экспериментам допускались лишь способные ученики, так как подобные заклинания требуют большой силы воли и концентрации. Лучшим был, пожалуй, Олефир – совсем молодой по меркам эльфов альтмер. Он мог не то что заставить взрослое дерево плодоносить, но и из почти мёртвого ростка в секунды вырастить пышную розу, чем приводил женскую половину Коллегии в восторг. Мер пользовался заслуженным уважением и, что уж скрывать, большим успехом как у студенток, так и у некоторых преподавательниц. Учёба давалась ему легко, манеры вызывали лёгкое чувство зависти, а на языке его всегда вертелись свежие сплетни и забавные шутки. Выглядел он аккуратно, одевался ярко, но со вкусом, чем всегда привлекал внимание. Впрочем, Флор находила его излишне приторным, да и острые эльфийские черты его лица не казались ей привлекательными. Но даже если кто-то и был солидарен с ней в отношении к меру, то никогда бы не высказался об этом вслух – Олефир имел связи с Талмором и гораздо полезнее было проявлять к нему симпатию.
Занятия по дисциплине Разрушения проходили чаще всего здесь же. Почти каждый день в деревянные, обработанные специальным покрытием, манекены били разряды электричества, летели огненные шары и ледяные сосульки. Не у всех была хорошо развита меткость, многие промахивались, отойдя на большое расстояние от цели, и заклинания попадали в каменные стены, стоящие позади манекенов, жгли траву и иногда даже взрывали верхний слой земли на тренировочной площадке. И всегда рядом находился учитель, в обязанности которого входил контроль за происходящим на площадке, а также выдача ценных советов начинающим боевым магам.
Не меньшую осторожность проявляли и на уроках Призыва. Занятия проходили в просторном закрытом помещении с использованием защитных чар. Только здесь студентам разрешалось призывать из недр Обливиона его созданий – атронахов и низших даэдра. После каждого произнесённого заклинания воздух начинал потрескивать и наполняться неприятными запахами, и через мгновение в облаке красного дыма возникала фигура – чаще всего скампа. Эти пронырливые существа сразу же понимали, где находятся и тут же пытались удрать, если призывающий хоть на секунду терял контроль. Тогда за дело уже брался преподаватель - тучный лысеющий бретон. На удивление проворно он взмахивал короткими пухлыми руками, метко целясь в исчадие, и произносил слова высылки даэдра. Застигнутый врасплох скамп замирал на месте и, вздрогнув, тут же исчезал, распространив вокруг себя ещё одно зловонное облако. Мсье Риво – так звали преподавателя - никогда не выделял никого из учеников и был беспристрастен к каждому. Почти. Вне занятий его часто можно было видеть в компании молодой бретонки Марлетты Девиль. Нет-нет, их не связывали какие-либо тайные отношения, лишь страстный интерес к искусству призыва. Да никто бы и не поверил, что первая красавица Коллегии в самом деле увлечена стареющим непривлекательным мужчиной. Юная студентка и впрямь была хороша: копна пышных волос цвета расплавленной меди, крупные миндалевидные глаза на удивление яркого зелёного цвета, аккуратный вздёрнутый нос и чистая светлая кожа. Ростом она была невелика, чему порой отчаянно завидовала Флор, которая была высокой, а мужчины, что ей попадались, практически всегда отдавали предпочтение миниатюрным девушкам. Но сильная сторона Марлетты была не только во внешности - девушка с самых первых занятий проявила незаурядные способности в призыве и управлении различными существами. Ей первой из всего потока удалось призвать огромного слюнявого даэдрота, и ни разу она не теряла контроль над исчадиями. Что уж там, даже студенты порой приходили за советом по части Призыва не к мрачному мсье Риво, а к всегда весёлой и общительной Марлетте.
Вздох прервал тишину погруженной во мрак комнаты, скрипнула кровать – Флор перевернулась на спину и подложила руки под голову. Магия и её аспекты не были чем-то приоритетным, к чему бы девушка хотела стремиться всю жизнь. Заклинания в большинстве своём были полезны в быту, по крайней мере, гораздо больше, чем искусное владение мечом или умение проворно двигаться в тяжёлых доспехах. Например, с верхней полки шкафа вполне удобно доставать книги при помощи телекинеза, нежели двигать тяжёлую лестницу. Имея даже самые скромные познания в наложении чар на предметы, можно сделать одежду теплее, а носительницу простенькой, но зачарованной брошки – привлекательнее. А уж благодаря заклинаниям магического света можно изрядно сэкономить на свечах. Наверное, мать была права, отдав её в Коллегию. Пусть она и не чувствует своего призвания именно здесь, но учёба определённо пошла ей на пользу. Пусть она и не проявила особенных способностей, но чему-то всё-таки научилась…
«Надо спать. Если утром я буду, как выжатый лимон, сонлива и невнимательна, Гораций позаботится о том, чтобы премию за эту поездку мне не дали».
Кровать снова скрипнула – Флор перевернулась на правый бок, натянула покрывало до подбородка и настроилась на сон.
 
Nightlin_foreverДата: Фредас, 21.02.2014, 06:45 | Сообщение # 8
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 320
Статус: По ту сторону
Если бы РаНиссу спросили, она бы не выбрала Солитьюд. У таких городов, обильно покрытых лоском благополучия, как правило темное прошлое и с десяток неприятных тайн. Только в туманной мгле такие города сбрасывают маски, оскаливаясь острыми зубами неосторожному посетителю. Виндхельм в этом отношении был честнее, угрожающее нависая над водой угрюмой каменной глыбой. Если бы РаНиссу спросили, она бы выбрала Рифтен, похожий на родной Сенчал, где ее труппа устраивала представления на базарной площади.
Местные были привычны, а публике с иностранных торговых судов было интересно. Выдыхатели огня, жонглеры, фокусники и акробаты - все это веселило и очаровывало, вводя в легкий транс, заставляя зрителей расщедрится на лишнюю пару монет. Между представлениями актеры разыгрывали короткие сценки, репертуар которых варьировался от откровенной пошлости, до острой сатиры. Многое зависело от публики. Когда удавалось угадать настрой толпы, были и овации и деньги, но случались и провалы. РаНиссе не раз приходилось счищать с одежды ошметки тухлых яиц и помидоров. Но ей все равно нравилась такая жизнь.
Обычно, перед выбором сценки, кто-то из трупы наблюдал за публикой, и если находил высоких светловолосых эльфов, то как бы между прочим, нужно было сыграть что-нибудь о том, как благородный мер спасает хаджита от злого человека, неся мир и добро в Нирн. Если же публика была попроще, любые ограничения снимались. Однажды, РаНисса, вышагивая на невысоких ходулях, умело пародировала горделивую, чванливую альтмерку, которой хитрый торговец, втюхивал одежду из ткани, видимой только очень умным эльфам. Она постепенно раздевалась, примеряя невидимые обновки, уверенно заявляя, что, конечно, такую изумительную вещь мог сотворить только ее народ. Смеялись все, особенно стоявший в первом ряду высокий бретон с длинными, небрежно распущенными по плечам, темными, как крыло ворона волосами и раскосыми небесно-голубыми глазами. Красивый даже по хаджитским меркам, он не сводил с РаНиссы восхищенных глаз, а после завершения всего представления, разыскал ее, и попросил скрасить ему вечер, прогулкой по местным достопримечательностям. Хаджитка крайне редко отвечала на такие предложения, но ему отказать не смогла. И хотя в Сенчале смотреть было особо не на что, они хорошо провели время, обходя стороной особо опасные кварталы и откровенно злачные места. Распивая на ходу местное пряное вино, любуясь водами Топальского моря и руинами Старого города, неожиданно много говорили об искусстве, политике, местных настроениях и взглядах. Общение шло легко и непринужденно, и после расставания РаНисса еще долго не могла заснуть, с теплотой вспоминая каждое мгновенье.
А на утро за ней пришли. Два вооруженных альтмера в золоченных доспехах, не церемонясь, препроводили ее в небольшой двухэтажный дом, в котором было временно расквартировано талморское представительство. Там уже был руководитель труппы, со взъерошенной шерстью и нервно подрагивающими усами, он, со всем красноречием профессионального конферансье, пытался объяснить, что никакой политической окраски выступления не несут, все лишь для развлечения умов, и услады очей. А ежели что и было, так то от неразумения и недалекости. Что взять с простодушного и наивного хаджита?
Распинался он уже достаточно долго, и когда РаНиссу втолкнули в кабинет, он на мгновение обернулся к ней, буквально испепелив взглядом, который обещал самую страшную кару на ее шкуру, если сейчас все обойдется. Заискивающе прижав уши, и вильнув хвостом, она услышала неожиданно знакомый голос, который призвал ее обратить внимание на других присутствующих в комнате.
Перед ней и ее товарищем по несчастью сидели два талморских эмиссара. Один, с кислой миной на сморщенном лице, делал в ходе разговора какие-то пометки в бумагах, со сводящей с ума аккуратностью разложенных на столе, который разделял хаджитов и талморцев. Другой, вальяжно откинувшись на спинку стула, выжидательно смотрел на РаНиссу, с игривым лукавством предвкушая ее реакцию.
Как же ей хотелось выцарапать эти небесно-голубые глаза! Вырвать эти темные волосы, которые так удобно сегодня были убраны в тугой хвост, обнажая слишком заостренные для человека уши. Ух, с каким удовольствием она бы их ему оторвала... Но хаджитка лишь посмотрела, словно видит его впервые, и подыгрывая своему руководителю принялась старательно изображать простодушную и наивную дурочку.
Так вот, если бы ее спросили, она бы выбрала не Солитьюд, а Рифтен, что напоминал ей Сенчал. И если бы у нее был выбор, она бы в тот памятный теплый вечер не разговоры разговаривала, а своими руками разорвала, а потом утопила в Топальском море каждый кусочек того красивого брюнета, который оказался полуальтмером-полубретоном. Линдал Сандурин, эмиссар второго уровня, добро пожаловать! на темную сторону силы)))
 
ChristabelДата: Фредас, 21.02.2014, 18:02 | Сообщение # 9
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 397
Статус: По ту сторону
Утром перед каждым стояли глиняные тарелки со стопкой пышных ароматных блинчиков, испечённых женой хозяина таверны и политых сверху вареньем. Гораций, как всегда, первым расправился с завтраком и, традиционно допивая своё молоко, выдавал короткие наказы. Всё это Флор уже слышала раза три или четыре за поездку, поэтому предпочла в этот раз оглядеться.
Таверна выглядела уныло. Просторный зал казался ветхим и совсем неутеплённым, из щелей меж дверных досок со свистом просачивался сквозняк. Тепло здесь поддерживалось большим очагом, расположенном посреди зала, обнесённым рядом тёсанного камня и служившим также для приготовления пищи. На длинном вертеле поджаривались сочные ножки дичи, капая жиром в угли, в самом центре на изогнутом металлическом крючке висел котёл, прикрытый крышкой, что периодически подпрыгивала, выпуская струи ароматного пара. Рядом же на железной решётке, положенной на камни, подрумянивались разрезанные клубни картофеля, стебли сочного лука и шипела маслом чугунная сковородка, на которой и жарились блины. Флор сначала удивилась, зачем столько еды готовится с самого утра, но вскоре по обрывкам разговора поняла, что постоялый двор в этой глухой местности пользуется популярностью. Сюда часто стекаются охотники и другие приключенцы в поисках тёплой кровати и сытной пищи, иногда заходят паломники, идущие к святилищу Азуры, но основной доход приносят те, кто так или иначе связан с Коллегией. Некоторые маги, вроде Неласара, который обитает здесь уже не первый месяц, не хотят или не имеют возможности проживать в стенах Коллегии, кто-то останавливается, чтобы набраться сил перед поступлением, но постоянными посетителями является всё-таки преподавательский состав.
-Приходят, да-а-а, - хриплым довольным голосом протянул хозяин таверны, отвечая на вопросы Горация, параллельно натирая глиняные тарелки полотенцем. – Через день, может, чуть пореже, спускаются и набивают животы у нас. Одной магией сыт не будешь.

Уже на самом пороге постоялого двора маги Синода столкнулись с невысокой и немолодой бретонкой, что преградила им дорогу. Она неуверенно потопталась на месте, разглядывая незнакомцев, и внезапно спросила:
-Школа Восстановления такая же полноценная школа магии, как и остальные, ведь так? Так?! – Голос её нервно дребезжал, словно тарелки в буфете при землетрясении. – Или в Синоде думают иначе?!
Её вопрос завёл в тупик даже болтливого Горация. Первой нашлась Залашья.
-Ну раз-зумеется, - она театрально развела руками, словно бы сомнения в истинности данного вопроса возмущали её не меньше, чем бретонку. – Синод всегда с уважением относился к каждой школе. Да и одержала бы Империя столько побед, не будь на поле боя её лекарей, искусных в Восстановлении? Сумели бы мы настолько подробно изучать древние гробницы и заброшенные города, не имея в арсенале заклинаний защиты и отпугивания нежити?
Мистик сразу определила по одежде незнакомки, что та относится к Коллегии, и любое неосторожное слово Горация может повредить их беспрепятственному доступу в её стены. Поэтому она лишь легонько пихнула острым локтём имперца, давая понять, что сейчас говорить лучше ей.
В ответ на сказанное аргонианкой глаза пожилой волшебницы загорелись, а губы растянулись в улыбке, отчего из уголков глаз побежали тонкие лучики морщин.
-Вот и я им говорю, - уже совершенно спокойно продолжила бретонка. – Что у них нет никаких оснований для насмешек, но нет же!... Колетта Маренс, эксперт-волшебник Коллегии Винтерхолда.
Женщина протянула маленькую сухую ладонь, подхватила тонкие пальцы аргонианки и встряхнула их. Мистик с удовольствием ответила на рукопожатие.
-Залашья, мистик и чародей Синода второй с-степени, а это мои коллеги, - она кивком указала на стоящих сзади имперцев. – У нас к архимагу Савосу Арену дело государственной важности. Не будете ли вы так любез-зны подсказать, как бы нам увидеться с ним?
-О, это очень просто, - бретонка махнула рукой в конец улицы. – В начале моста стоит Фаральда. Поговорите с ней, и она сопроводит вас до Коллегии. А там уже с Мирабеллой Эрвин вы сможете договорится о встрече с архимагом.
-Наши улыбки вслед вашим шагам, - учтиво склонила голову аргонианка. Сделав шаг в сторону, она пропустила волшебницу Коллегии к двери таверны, а затем махнула своим спутникам и двинулась по дороге, ведущей в сторону здания Коллегии.
Ещё не дойдя до конца улицы, маги увидели огромный массивный мост, перекинутый над обрывом между городскими руинами и скалой, на которой высились мрачные стены Коллегии. Даже отсюда она казалась невероятных размеров, монолитная, словно бы вытесанная из камня той самой скалы.
-Ух, - выдохнула имперка, и с губ её сорвалось облачко пара, что тут же растаяло в морозном воздухе.
-Да, впечатляет, - кивнула Залашья. Она шла позади всех, опираясь на свой посох. Дерево сухо ударялось о промёрзшие каменные плиты, мистик ставила посох кончиком щели между ними, что помогало ей удержать равновесие на скользком камне.
-Так-так, и снова к нам Синод.
Флор подняла голову, оторвав взгляд от мостовых плит, и увидела впереди фигуру высокой эльфийки. Та стояла на самом верху подъёма и, скрестив руки на груди, наблюдала за восхождением магов.
-Совершенно верно, - с налётом надменности отреагировал Гораций; он первым преодолел подъём и шагнул к альтмер. – У нас дело к архимагу, нам необходимо встретиться.
Не меняя позы, лишь переминувшись с ноги на ногу, эльфийка окинула взглядом крупных янтарных глаз сначала имперца, затем его свиту и снова повернулась к мужчине.
-Могу я поинтересоваться, какое именно дело у вас к архимагу? – Тон её голоса был холодным и весьма под стать интонации имперца. – Ваши люди уже беспокоили его по пустяку, он просил больше такого не допускать.
-Можете не волноваться, - сладким голосом уверил Гораций, прищурившись. – В этот раз дело государственной важности и исключительно официальное. У нас есть приказ для архимага и сопутствующие распоряжения.
-Могу я взглянуть на приказ?
-Увы, нет. Он запечатан и открыть его может только архимаг или в его отсутствие его первый заместитель.
Эльфийка едва заметно качнула головой, уже не глядя на своего собеседника. Закусив губу, она на секунду задумалась и кивнула в сторону Коллегии.
-Пройдёмте, - мер развернулась и шагнула дальше по мосту. – Я отведу вас к Мирабелле Эрвин, она мастер-волшебник и заместитель архимага. С ней вы и обговорите этот вопрос.
Первую часть пути по мосту Флор разглядывала спину эльфийки, что вела их в Коллегию. Облегающие тёмные одеяния не скрывали стройности её фигуры и идеальной осанки, ростом она была значительно выше каждого из тех, кто шёл за ней следом. Тёмные, отливающие медью, волосы были убраны в два тугих хвоста, кончики которых подрагивали от каждого шага. Фаральда уверенно шла по скользким плитам, кое-где припорошенным снегом, а где-то и вовсе отсутствующим – несильно, но мост всё-таки пострадал при Обвале.
Рассмотрев эльфийку, имперка принялась оглядываться по сторонам. По правую сторону от моста в самом низу бушевало море. За свистом северного ветра его шума не было слышно, но погода была ясная, и можно было отчётливо разглядеть далеко внизу пустынный каменистый берег и набегающие на него седые волны. По левую сторону…
-Что это там? – Голос девушки как-то неуместно нарушил молчание, и вся делегация неуверенно притормозила.
-В чём дело, Флоренция? – Недовольно спросил имперец и лишь после проследил взглядом за движением её руки.
Указательным пальцем имперка ткнула чуть выше очертаний горного хребта, что виднелся вдалеке на западе. Мужчина сначала прищурился, напрягая своё слабое зрение, потом кончиком пальца оттянул кожу на уголке правого глаза и, наконец, ясно увидел то, что заставило их остановиться. Из-за острых вершин выглядывал огромный купол… чего-то: над горным хребтом выделялась часть какого-то округлого строения, созданного словно бы из чистого золота. Оно ярко выделялось на фоне белого снежного полотна, а металлические конструкции притягательно поблёскивали в лучах яркого утреннего солнца.
-Что это? – Свой вопрос Гораций уже адресовал Фаральде, но та лишь безразлично пожала плечами.
-Понятия не имею. Раньше этой штуки там не было.
На лице имперца отобразилась усиленная работа мысли. Он снова посмотрел на таинственный купол, который уже не казался монолитным – на нём были видны детали каких-то конструкций.
-Так, наши планы меняются, - в голосе мужчины зазвенели нотки тревожного возбуждения. – За мной! Мы заглянем к вам позже.
Последнюю фразу он бросил эльфийке, а сам, наложив на себя заклинание замедленно падения, спрыгнул с моста вниз. Изумлённая увиденным, Флор охнула и перегнулась через перила, но опасения её были напрасны – имперец, придерживая полы мантии, медленно планировал вниз аккурат на морской берег. Следом за ним прыгнула и Залашья. Перед прыжком она чуть помедлила, рассчитывая траекторию своего «полёта» и уже после уверенно шагнула в пропасть.
На мосту остались лишь Фаральда и Флор. Девушка перевела взгляд на эльфийку, в глазах которой читалось не меньшее удивление, виновато пожала плечами и последовала примеру своих коллег.
 
KastДата: Сандас, 23.02.2014, 03:45 | Сообщение # 10
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 125
Статус: По ту сторону
День рождения. Сальватору исполнялось сегодня тридцать семь лет, и этот день казался ему от чего-то особенным. Имперец никогда не праздновал свой день рождения - этот праздник казался ему... ненужным. Альву даже думать было противно о той суете, том всеобщем внимании - от всего этого разило фальшью. Никто не знал, что у Сальватора Руссо, мага Коллегии Винтерхолда, сегодня день рождения. И он чрезвычайно этому был рад, хотя и не понимал, почему сегодня он себя чувствует как-то по-другому...

Было чертовски холодно. В лицо немолодому имперцу дули порывы резкого, жгущего лицо ветра. Даже гигантская скала, на которой стояла Коллегия, не смягчала напор ветра, хотя Сальватор находился прямо у ее подножия. Мужчина сидел в лодке, а за ним лежал большущий холщовый продолговатый мешок. Альв пришвартовал свое "судно" к вбитому прямо в лед колышку и аккуратно ступил на скользкий берег. Ветер то и дело разворачивал неустойчивую посудину, из-за чего имперцу было трудно вытащить на берег мешок, который, к слову сказать, весил больше сотни фунтов... К тому же, на дворе стояла полночь, а в темноте не так-то удобно маневрировать на скользком льду, таща на себе такой груз. Но Сальватору это было не впервой. Взвалив, наконец, мешок себе на спину, маг нетвердыми шагами двинулся в сторону, где по его расчет располагался тайный вход в Мидден - зловещее, скрывающее ужасные секреты подземелье Коллегии.
Когда Сальватор первый раз посетил Мидден, он был еще учеником. Наслушавшись историй и легенд других учеников, а так же раззадоренный предостережениями и строжайшими запретами учителей, юный маг глубокой ночью открыл один из люков, ведущих в подземелье. На пути вниз ему встретились живые мертвецы и гигантские крысы, но разве могло это остановить пытливый ум, обуянный жаждой запретного знания? Конечно же нет. Сколько же секретов обнаружил там Сальватор... Но даже узнав, что множество людей погибло в недрах Миддена, он не остановился. Да, наверное, этот ученик отличался от прочих - он был осторожен, очень осторожен. Именно это, должно быть, спасло его от верной гибели. Спустя какое-то время, Сальватор Руссо оборудовал в подземелье свои лабораторию. Он изучил пещеры вдоль и поперек, очистил Мидден от всех тварей, облюбовавших это место за много лет забытия...
Отерев со лба пот, Сальватор вздохнул и посмотрел наверх. Он стоял сейчас прямо у секретного входа. Уже очень давно маг пользовался исключительно этим проходом, чтобы избежать огласки. За прошедшие годы он отлично оборудовал вход, превратив его из неудобной труднодоступной пещеры в ровный лаз с приставной лестницей, служащей входящему для транспортировки припасов или еще чего-нибудь в Мидден. Кряхтя и сыпля проклятиями, Сальватор кое-как затащил мешок внутрь. «Ничего,- думал он.- Дальше легче будет...». И вправду - самое трудное было уже позади. Маг снова взвалил груз себе на спину и потащил его в самую большую комнату подземелья - в лабораторию. Широкий деревянный стол был приготовлен заранее, и сейчас Сальватор с облегчением бухнул свою ношу на этот стол. Сам имперец тяжело опустился на стоявший в нескольких шагах от стола стул. Снова отерев пот, он удовлетворенно посмотрел на стол.
- Наконец-то!- Вслух произнес Сальватор, вставая со стула и подходя к столу.- У меня получилось.
Маг вытащил из-за пояса кинжал и с треском распорол материю. Из дыры показались человеческие глаза, слепо глядящие в потолок. Окончательно очистив труп от мешковины, Альв отошел от стола и окинул тело взглядом. Это был бретонец лет двадцати. Светлые волосы выбились из-под грязной дорожной шапки, на шее виднелся длинное продолговатое пятно. Глядя на синяк, Сальватор недовольно цокнул языком - для его экспериментов нужно было тело без изъянов... Но, что поделать, здесь он был виноват сам.
«А что мне было делать? Отравить или пырнуть ножом? Нет, так бы я повредил внутренние органы и кровь, а так... Надеюсь, синяк от удушья не помешает моей работе»
Сальватор уже давно искал тело - труп ему нужен был для опытов. Но в Винтерхолде его все знали, и он поддерживал с жителями города преимущественно хорошие отношения - как никак, он там вырос. Некроманту пришлось найти себе жертву в Данстаре и на лодке перевезти ее к Винтерхолду. Да, предприятие обещало быть рискованным, но ему все же это удалось. Кажется, бретонец был гонцом - Сальватор видел, как тот с поклоном отдал толстый сверток капитану какого-то корабля в доках. Альв прожил в Данстаре два дня, ждал момента. И вот, ранним вечером этот гонец прохаживался по городу с видом короля. Сальватор поджидал его за последним домом. К слову сказать, дом показался ему странным - на нем развевались потрепанные алые флаги, и, судя по слою снега на крыльце и ступенях, там давно никого не было. Бретонец дошел до конца дома и завернул за угол по нужде, и тут на него набросился Сальватор, сжимая во вспотевших ладонях удавку.
Сальватор поморщился, вспоминая это убийство. Убивать магу приходилось не так часто, хотя в последнее время такие деяния имели место. В последний раз это происходило в древних нордских руинах несколько недель назад. То была плодоносная экспедиция - Толфдир с четверкой своих учеников нашли Око Магнуса. А Сальватору тогда довелось по практиковаться в умерщвлении восставших из своих гробниц драугров. Не сказать, что ему сильно понравилась экспедиция, но Око повергла его в неописуемый восторг... Отвлекшись от воспоминаний, Сальватор извлек из сумки кожаный чехол с набором серебряных скальпелей. О, то был замечательный набор, за который он отвалил кругленькую сумму одному странствующему торговцу несколько лет назад. Десять изящных, тонких серебряных ножей различной формы и размера - они отлично резали плоть. Закатав рукава, некромант омыл руки в, также приготовленном заранее, медном тазике. Альв вообще очень хорошо подготовился, так как знал, что когда он вернется, ему будет хотеться поскорее приступить к работе. Маг осторожно взял в руки одно из изогнутых лезвий с зубчатой режущей кромкой внизу и приступил к вскрытию.
 
ChristabelДата: Сандас, 23.02.2014, 06:39 | Сообщение # 11
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 397
Статус: По ту сторону
-А теперь объясни мне, что это за представление мы устроили на пороге Коллегии? – Аргонианка шла в ногу с Горацием и буравила его недовольным взглядом. – У нас конкретное задание от Синода, а ты вытворяешь такие кульбиты.
-Ты правда не понимаешь? – Вторя её возмущению, дребезжал имперец. – То, что там впереди, гораздо вероятней принесёт пользу нам и всему Синоду, в отличие от бюрократической проверки. Я уже понял, это дирижабль. Настоящий двемерский дирижабль, вроде того, что использовал для своего эксперимента Луи Чернозём! Только больше, намного больше! Я уже отсюда вижу, насколько он огромен.
Свои слова он дополнял эмоциональной жестикуляцией, никогда ещё Флор не видела его таким возбуждённым.
-Если Коллегия уже наложила на него свои лапы, - продолжал имперец. - То мы просто не имеем права позволить им утянуть ещё одно открытие. А если эта Фаральда не врала, и дирижабль там в самом деле появился только-только… Тем лучше! Мы будем первыми.
-А ты не думал, что там уже кто-то есть?
Гораций замер на месте, но тут же уверенно продолжил свой путь вперёд.
-Даже если это и так, мы всё равно должны проверить. А Коллегия никуда не денется. Разве что под воду уйдёт, но тем даже лучше.
Весь оставшийся путь они шли молча. Дорога их лежала сначала по каменистому берегу, омываемому ледяными водами Моря Призраков. Под ногами хрустели хрупкие створки раковин и безжизненные стебли редкой травы. С льдин за ними пристально наблюдали чудные существа – хоркеры, чьи продолговатые толстые туши лежали прямо на пластах льда. Завидев магов, животные приподнимались на передних плавниках, и тогда можно было расслышать их монотонный рёв, рассеиваемый шумом ветра.
Однажды встретился белый медведь, напугавший женщин своими размерами, но Гораций мгновенно отпугнул его парой огненных шаров, пущенных в землю прямо перед ним. Животное поспешно отбежало назад и, потеряв интерес к путникам, в развалку двинулось в прореху между скал.
Побережье постепенно расширялось, ледяные глыбы, нависшие над ним, становились всё ниже, и вскоре берег плавно соединился со снежной равниной, которая со стороны материка постепенно поднималась в гору. За ней-то и были видны очертания дирижабля.
Когда маги добрались до цели, солнце прошло уже большую часть своего пути по небосводу и медленно клонилось к горизонту. Скалистое предгорье накрыла тень от дирижабля, и только теперь Флор могла его хорошо рассмотреть. Каркас судна был обтянут когда-то яркой алой тканью, но со временем она выцвела под напором солнца, ветра и осадков, хотя всё ещё казалась пригодной для своей роли. На корме крест-накрест крепились также потрёпанные временем и непогодой «крылья». Под каркасом была закреплена металлическая ладья, имеющая сходство с настоящим кораблём. Из кормы ладьи торчали характерные для двемерских сооружений трубы, а по периметру крепились массивные стационарные арбалеты. Больше ничего снизу разглядеть было нельзя.
-Выглядит безжизненным, - Флор стояла, запрокинув голову и приложив ладонь ребром ко лбу, пряча глаза от косых солнечных лучей.
-Похоже на то. Кажется, он зацепился за выступ скалы.
Гораций ходил кругами в попытке решить, что же делать с находкой. Солнце тем временем медленно двигалось к острым еловым вершинам, темневшим далеко впереди, его лучи подрумянили искрящееся покрывало, накрывшее расстеленные перед лесом холмы. Откуда-то издалека доносился голодный волчий вой.
Чуть ниже вдоль залива протянулось небольшое нордское поселение. С холма были видны тёмные соломенные крыши домов, всё чаще одноэтажных, к небу из куцых труб тянулись струйки светлого дыма. У воды был выстроен небольшой причал, у которого пришвартовалось широкобортное судно. Паруса его были спущены, а на палубе лениво копошились маленькие фигурки матросов.
Наконец, имперец остановился и задрал голову.
-Вот что, - произнёс он, не отрывая взгляда от металлических бортов ладьи. – Внутрь попадём через тот выступ.
Гораций воздел руку и указал на корму, которая заканчивалась небольшим балконом.
-Прямо с-сейчас? – Удивилась Залашья. - Может, переночуем в городе? Вечереет же.
-Никаких городов! – Мужчина дёрнул ногой, видимо, пытаясь топнуть, но глубокий снег поглотил его движение. – Ночь мы проведём на дирижабле.
-Но у нас даже еды нет…
-В таком случае пусть Флоренция сходит в город и купит припасов. Только таких, чтобы не портилась. И побольше!
Аргонианка вроде бы повернулась к имперцу, чтобы возразить, но лишь махнула рукой. Бросив на девушку взгляд, полный сочувствия, она едва заметно ей кивнула, соглашаясь с приказом.

Флор не знала даже названия этого городка. Возможно, это был Данстар или Морфал - о них писалось в учебниках по географии имперских провинций, но это поселение совсем не походило на современный крупный город.
С каждым шагом всё отчётливей были слышны удары молотком по наковальне, иногда перекликающимся с лаем собак, доносились крики рабочих – с другого берега залива стал заметен вход в шахту. Каждый следующий дом здесь выглядел слишком похожим на предыдущий, и девушка была вынуждена пройтись по всему городу, дабы рассмотреть вывески и найти магазин с продуктами или хотя бы таверну. Рассматривать случайных прохожих она побаивалась, но прекрасно ощущала, как в спину ей летят неприветливые взгляды. Стараясь придать себе немного уверенный вид, Флор расправила плечи и прибавила шаг.
В таверне с появлением женщины в магических одеяниях воцарилась тишина. Гул голосов постепенно стих, и стало слышно, как потрескивают поленья в очаге. Владелец таверны молча выполнил просьбу имперки: доверху набил корзину сыром и вяленым мясом, сунул несколько краюх хлеба.
-А воды можешь в колодце набрать, - мужчина выставил на прилавок две пустых пузатых бутыли из толстого матового стекла, обтянутых снизу соломенной плетёнкой. – Во дворе слева.
Когда Флор вышла на улицу, погода уже резко переменилось. Небо затянулось кустистыми тучами, из которых сыпались крупные снежинки. Порывистый ветер тут же подхватывал их и гнал в сторону залива, где они, попадая в тёмную воду, тут же таяли.
Восхождение на холм далось нелегко. Ветер хоть и становился слабее с каждым шагом, но был встречным и затормаживал движения. Имперка пыталась удержать свои покупки в руках и в то же время периодически смахивать с лица снег и растрепавшиеся пряди волос.

Под дирижаблем стояла только Залашья.
-Он уже там, - пояснила аргонианка отсутствие Горация. – Не утерпел, да и погоды испугался. Считает, что такая резкая смена – дело рук Коллегии, чтобы помешать нам первыми залезть в эту развалину. Параноик.
Последнюю фразу она произнесла с явным раздражением. Взяв часть ноши, чтобы освободить хотя бы одну руку Флор, женщина произнесла заклинание левитации и легонько оттолкнулась от чуть притоптанного снежного наста. Имперка подождала, пока Залашья поднимется на значительную высоту, и последовала её примеру. Корзину с едой она повесила на локоть и прочитала заклинание. Через секунду в теле появилась приятная лёгкость, а через две её чуть приподняло над землёй и стало медленно возносить вверх следом за аргонианкой. Заклинание левитации всегда нравилось Флор, она часто использовала его по необходимости и для собственного развлечения, наслаждаясь невесомостью, но в этот раз снежная завеса, в которой оказалась девушка, добавила ощущение полной ирреальности происходящего.
Внутри ладьи уже хозяйничал Гораций. Пока женщины были внизу, имперец успел перерыть большую часть вещей, сохранившихся в помещении, и сейчас сидел на обшитом выцветшей тканью диванчике, листая какую-то книгу. Завидев своих подопечных, он оторвался от находки и принялся возбуждённо делиться впечатлениями:
-Потрясающе! Такое ощущение, будто здесь никого не было со времён двемеров. Замок был не взломан, на вещах толстый слой пыли, а это? – Он кивнул на низенький столик, стоящий в проходе между двумя одинаковыми диванами. – В чашке давно засохшие остатки какого-то напитка. Словно бы двемеры исчезли отсюда внезапно даже для них самих! Это просто изумительно!
Гораций вскочил с дивана и, отбросив книгу, вцепился руками в плечи аргонианки.
-Ты понимаешь, что это значит? – Воскликнул он, встряхнув женщину. – Это же нетронутое строение древней цивилизации! Это наш шанс! Шанс Синода! Было бы совершенно замечательно привести его в Имперский город…
Мужчина убрал руки от оторопевшей Залашьи и в нерешительности закусил ноготь большого пальца правой руки. Освободившись, мистик поставила, наконец, на пол бутыли с водой. Всё это время она молча слушала имперца, однако, не скрывая сомнения в своих глазах.
-Ты же понимаешь, что это может быть опасно, - женщина окинула беглым взглядом помещение. – Да и откуда нам знать, как управлять этой штукой?
-Это уже не важно. Я исследовал панель управления – она не работает.
Закатив глаза, Залашья тяжело вздохнула.
-Возможно, где-то стоит блокировка, - продолжал мужчина. - Но мы её найдём. Сегодня заночуем здесь, а завтра начнём изучение. Кстати, как я понял, находимся мы в каюте капитана. Я не очень понимаю двемерский, но, кажется, это его дневник.
Он кивнул на небольшую книгу в мягком кожаном переплёте, что листал до этого.
Флор отставила свою корзину, наконец-то дав рукам желанный отдых, и принялась разглядывать совершенно новое для себя помещение. Двемерских построек до сего момента она ещё ни разу не видела. Её ещё снаружи впечатлил яркий цвет металла, из которого был сделан корпус ладьи; оказалось, что и внутри многое было сделано из него. Неожиданно для летающего средства большая часть мебели была выкована из этого материала: шкафчики с покрытыми филигранью дверцами, несколько сундуков, диван, на котором сидел Гораций. Лишь сверху для удобства было накинуто плотное полотно. Впрочем, в этом был определённый смысл – металл явно был крайне прочным, но на каждую вещь его уходило очень мало – мебель казалась лёгкой и довольно изящной за счёт удивительного ажурного орнамента на дверцах, сиденьях и спинках диванов. Да что там, даже посуда здесь была под стать – литые яркие стаканчики и чашки, блюдца, оставленные на столе – всё это было выполнено из того же металла.
В смежном с каютой капитана помещении мебели было поменьше. Вдоль стены тянулась скромная лавочка, напротив неё было несколько стульев и стол с раскиданными по нему старыми пожелтевшими листами пергамента. Девушка провела пальцем по толстому слою пыли, но чернила на бумаге давно выцвели, и текста было не разобрать.
Следующее помещение было совсем маленьким – в нём помещалась лишь узкая лесенка, ведущая к люку наверх. Люк был заперт, но на нём виднелся округлый вентиль, повернув который, вероятно, можно было бы его открыть. В этой комнате окон уже не было, поэтому проходя дальше, в полумраке имперка споткнулась о какую-то деталь, выделявшуюся на полу. Прочитав заклинание источника света, Флор нагнулась посмотреть, что же её остановило. Небольшой сгусток холодного магического света осветил широкий люк, ведущий, вероятно, в нижнюю часть ладьи, где крепились арбалеты. Из крышки люка торчал металлический рычажок, который, видимо, и запирал его.
Двери, разделяющие каждую каюту, были раздвижными. Выкованные из тонких металлических пластин и установленные на маленькие колёсики, они с лёгким дребезжанием свободно въезжали в стенные пазухи, экономя место в и так ограниченном пространстве.
Последним помещением на ладье была рулевая рубка. По сравнению с предыдущими каютами, она была значительно просторней и светлее. Окна здесь были во всю стену, из них открывался вид на холмы перед лесом и на сам портовый городок. По всему носу каюты тянулась приборная панель. Судя по повреждённому слою пыли, Гораций и впрямь успел проверить несколько кнопок и рычагов, но, слава Восьмерым, это ни к чему не привело. На панели также поблёскивали хрупким стеклом приборы, стрелки на которых давно замерли, лишь компас, казалось, ещё был пригоден для использования.
Флор зевнула, прижав к губам кулак. Снаружи на землю опускались сумерки, стоило позаботиться о ночлеге, пока оба диванчика ещё не были заняты.
«В конце концов, залезть сюда было идеей Горация, так что будет вполне справедливо, если сегодня он поспит на полу».


 
KastДата: Морндас, 24.02.2014, 03:19 | Сообщение # 12
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 125
Статус: По ту сторону
Уже наступил день, когда Сальватор вышел из Миддена. Выходил он из подземелья также - через тайный ход, чтобы не попадаться лишний раз коллегам на глаза. Ярко светило солнце, отражаясь яркими бликами от голубоватой поверхности льда. Золотые зайчики то и дело попадали магу в глаза, что безумно раздражало имперца. Тонкий слой снега, покрывавшего лед, делал поверхность еще более ненадежной для хождения. Сальватор, приложив ладонь ко лбу, посмотрел вперед. Там, в двадцати шагах, покачивалась на мелких волнах его лодка.
- Дагон ее...- прошипел сквозь зубы некромант, глядя на слой снега, покрывавшего лодку.- Я снова забыл накрыть лодку.

Завтракать Сальватор Руссо решил в городской таверне. Магов там не особо жаловали, но зато можно было рассчитывать на теплую свеже приготовленную пищу. Сев за свободный стол, имперец жестом правой руки подозвал к себе Харан - служанку- и велел подать себе жареный козий окорок и вина. Отсыпав горсточку монет в передник Харан, Сальватор облокотился на стол и принялся ждать заказ. Ему быстро наскучило разглядывать грязную столешницу, и он принялся глазеть по сторонам. Впрочем, ничего особенно примечательного Альв здесь не увидел... По середине главной комнаты, прямо рядом с очагом, стояли Дагур и Ранмир - как всегда препирающиеся по поводу оплаты выпивки. «Хах, вечно Ранмир зажимает плату за мед,»- Сальватор усмехнулся. В дальнем темном углу сидел альтмер-маг. Он всегда сидит в этом углу вот уже на протяжении нескольких месяцев. Эльф хорошо платит Дагуру, хозяину таверны, и тот его не выгоняет. Что ж, Сальватор Руссо тоже всегда платит по счетам...
Внезапно, входная дверь широко распахнулась, и в помещение потянуло ледяным сквозняком. В дверях стояла высокая альтмер в развевающихся магических одеждах. Оглядев комнату царственным взглядом, она медленно прошествовала внутрь, дверь за ее спиной со стуком захлопнулась. Дагур недовольно взглянул на мокрые грязные следы снега, остававшиеся от каждого шага магички. Альтмер остановилась посередине комнаты, ее чуть прищуренные глаза остановились на Сальваторе, который в это время с невозмутимым видом поглощал поданный Харан завтрак.
- Альв.- Ее голос был тих, но чрезвычайно внятен.
Сделав вид, что не слышит коллегу, некромант продолжал трапезу, запивая слишком горячее мясо вином.
- Сальватор Руссо!
Имперец даже вздрогнул. Медленно развернувшись к альтмер лицом, он желейным голосом произнес:
- О, Фаральда! Здравствуй, дорогая. Я вот тут как раз...
- Тебя ждет архимаг,- прервала мага Фаральда.- Савос приказал быть всем в Арканеуме прямо сейчас!
- Как мило с твоей стороны, предупредить меня.
Сальватор вмиг посерьезнел и встал из-за стола. Оправив полы накидки (не каждый де день архимаг Савос Арен созывает жкстренное собрание), Альв вместе с Фаральдой направился прочь из таверны.

Когда Сальватор и Фаральда вошли в Арканеум, там уже почти все собрались. Тут были Толфдир, Мирабелла Эрвин, Финис Гестор, Сергий Турриан, смотритель библиотеки Ураг гро-Шуб и, собственно, сам архимаг. Все стулья, которые только имелись в Арканеуме, были поставлены полукругом напротив большого стола Урага. Заняв свободные места, Фаральда и Сальватор приготовились слушать обращение Савоса Арена.
- Я специально созвал здесь именно вас, дорогие коллеги,- начал данмер немного пафосно.- Чтобы сообщить одну очень важную весть...
С грохотом распахнулась массивная двустворчатая дверь, и в библиотеку ввалились Калетта, Древис Нелорен и Арнел Гейн. Потупившись под неодобрительными взглядами, волшебники тихонько перешептываясь заняли свои места.
- Итак,- с нескрываемым раздражением продолжил архимаг.- Сегодня к нам снова пожаловала делегация Синода.
Раздалось презрительное фырканье и редкие смешки.
- Да...- Савос улыбнулся в бороду.- Но до моего кабинета эти, кхм, маги так и не дошли. Вчера, прямо во время их визита, Фаральда заметила на горизонте странный летающий объект.
Из присутствующих удивленный возглас издал только Сальватор Руссо - оказывается, все в Коллегии уже успели услышать рассказ альтмер-привратницы.
- Синодские умники тут же ринулись к этому объекту, сиганув вниз прямо с моста нашей Коллегии. Наша задача сейчас - узнать, что же так заинтересовало наших дражайших коллег,- последние слова были произнесены с изрядной долей издевки.- что они решили пренебречь, по их словам, "официальным и очень срочным визитом". Мы просто обязаны поддержать престиж нашей Коллегии и направить своего человека вслед за магами из Синода. Наши уважаемые собратья Древис и Арнел с помощью магии узнали кое-что об этом таинственном летающем объекте.
Архимаг уступил место за большим столом мастеру Иллюзии Древису и Арнелу Гейну - известному исследователю двемеров.
- Итак,- начал Древис.- Применив кое-какие заклинания Иллюзии, я и мой коллега смогли разглядеть, кхм, данный объект...
- Это что-то наподобие летающего корабля!- Возбужденно перебил его Арнел, яростно жестикулируя руками (видимо, размеры показывал).- Это просто чудо, чудо! Двемерских рук дело, несомненно...
Вот так увлеченно, постоянно прерывая друг друга, двое ученых поведали собравшимся об огромном двемерском корабле, зависшим в небе предположительно неподалеку от Данстара.
- И Синод уже там,- подытожила Фаральда.- Мы обязаны догнать этих престарелых девственников, пока они не объявили корабль собственностью Синода.
Сальватор прыснул, услышав про "девственников". Да, Фаральда умела шутить... Иногда. Хотя, по ее виду этого не скажешь.
- Мы отправим туда своих людей.- При этих словах в воздух резко взметнулся крючкообразный палец архимага.- Пойдут Арнел, как самый знающий о двемерах, и Фаральда.
Альтмер принялась было что-то возражать, но Савос Арен громко шикнул на нее:
- Ты знаток разрушения, сможешь, если уж там что, защитить Гейна...
Альтмер снова начала протестовать, говоря о каких-то сложных совместных экспериментах с Туррианом и необходимых занятиях с учениками. Наконец, архимак не выдержал и раздраженно сказал:
- Ладно, Фаральда, замолчи уже. Пойдет Сальватор. Пускай попрактикуется в практической магии...
- Но,- возразил имперец, вскакивая со стула.- Пострйте, сэр! Я... У меня тоже важные исследования, я собираюсь идти на мастера.
- Да?- С притворной заинтересованностью уточнил архимаг. Его скулы механически задвигались взад-вперед, а левый глаз был чуть прищурен - верный признак того, что чародей злится.- Какие же исследования? Что-то ты редко докладываешься мастеру Гестеру.
Сальватор стушевался под пристальным взглядом данмера и замолчал.
- Отлично,- хлопнул в ладоши эльф.- Значит, решено. Выдвигаетесь через три часа. А пока соберите вещи.
 
ChristabelДата: Морндас, 24.02.2014, 05:20 | Сообщение # 13
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 397
Статус: По ту сторону
Пожалуй, это была первая ночь, проведённая в столь суровых условиях. Все немногочисленные экспедиции, устраиваемые Коллегией Шепчущих для изучения айлейдских руин, были тщательно продуманы и профинансированы. И пусть обстановка, в которой приходилось работать, оставляла желать лучшего, у магов всегда были тёплые спальные мешки, пополняемый запас продуктов и воды, а также всё необходимое для исследования.
А здесь лишь промороженный хлеб, жёсткий металл и собственная мантия вместо одеяла.
В туманный глубокий сон сваей медленно вбивался тяжёлый металлический стук. Равномерный, раздававшийся примерно раз в полминуты, он словно бы сотрясал каркас дивана под спящим телом. Услышав десятый удар, имперка вскочила на диване и испуганно огляделась. За окном ещё было темно, хотя сквозь тонкие стёкла, полностью затянутые морозным узором, было видно, как далеко на востоке расплывается яркая полоска рассвета. Залашья, спавшая у противоположной стены, уже сидела на своём ложе, сжимая в пальцах полотно серо-голубой мантии. Вид у неё был обеспокоенный, аргонианка явно проснулась раньше и сейчас также пыталась понять, что может быть источником звука.
-А где Гораций?
Лежанка, которую обустроил себе имперец в соседней каюте, была пуста. На маленьком приставном столике лежали остатки скромной утренней трапезы: кусочки тёмного ржаного хлеба, несколько крупных хрусталиков соли, просыпанных на расстеленный носовой платок и половинка головки лука. Ни сумки Горация, ни корзины с едой в каюте не было.
Стук не прекращался, и только сейчас Флор обратила внимание, что ладья, в которой они находились, и впрямь подрагивает.
-Думаешь, он и впрямь сумеет сдвинуть эту машину с места?
Флор шла следом за аргонианкой, что, едва накинув мантию, бросилась к люку, ведущему наверх. Дверца его была распахнута.
-Я не была бы столь наивна, девочка моя, - Залашья медленно взобралась по лестнице, крепко обхватывая пальцами металлические перекладины, и осторожно просунула голову в отверстие люка. Какое-то время она, видимо осматривалась, а затем движением руки поманила имперку за собой.
Лестница вывела на внутреннюю сторону обшивки дирижабля. Здесь было гораздо холоднее, чем в согретой ладье, и стук, разбудивший волшебниц, слышался отчётливей. Мистик прочитала заклинание магического света, и лишь тогда женщины смогли рассмотреть окружающее их пространство: обшивка, внутри которой они находились, была обтянута плотной, но уже не герметичной тканью – то тут, то там из темноты пробивались тонкие струйки неяркого света едва взошедшего солнца. Под ногами простиралась сеть тонких металлических труб, овивающая наполненные газом баллоны и проникающая внутрь помещения, тянувшегося по всей длине исполинской машины.
-Смотри! – Обладавшая более острым зрением, Флор указала вперёд, где тьму прорезал неяркий свет, бьющий откуда-то сверху. Подобрав полы мантий и согнувшись, дабы не задевать головой баллоны, маги двинулись на поиски его источника.
Свет струился из открытого люка, которым оканчивалась ещё одна лестница, ведущая наверх в самые недра дирижабля. Оттуда же доносились и неприятные слуху напевы – Гораций невозможно фальшивил, развлекая себя одной из кабацких песен, подслушанных в Имперском городе. Появление женщин он заметил не сразу, поэтому продолжал мычать себе под нос весёлый мотивчик, тем временем разглядывая протянувшуюся вдоль стены панель с рычагами. За его спиной у противоположной стены, огороженные металлической решёткой, выстроились объемные бочки и ряд баллонов, вероятно, чем-то заполненных.
-Ты без-зумец, Гораций! – С порога вспылила аргонианка, чем изрядно напугала имперца, считавшего, что он до сих пор пребывает в одиночестве. – Ты же ничего не понимаешь в двемерс-ских механизмах! Ты хочешь угробить нас?
Вздрогнувший от неожиданности мужчина ухватился за грудь и тяжело выдохнул.
-Залашья, как ты меня напугала! Разве так можно? – Он сделал ещё пару глубоких вдохов. – Что ты переживаешь? Эта панель всего лишь открывает и закрывает двери.
Для демонстрации своей догадки, Гораций потянулся к рычагам – совершенно одинаковым – на каждой тонкой длинной трубке крепилось по потускневшему металлическому шару с различными отметинами. Сперва он дёрнул самый ближний к себе; раздался скрежет, и прутья решётки, огораживающей бочки, с лязгом вошли в пол, позволяя добраться до содержимого этого хранилища. Второй рычаг щёлкнул задвижкой дверей, ведущих в соседнее помещение, и те разомкнулись, открывая проход в темнеющие недра дирижабля. После поворота третьего таинственный стук, сотрясавший дирижабль, прекратился. Четвёртый рычаг поддался не сразу, мужчина навалился на него всем телом, бурча себе под нос что-то о том, что он ещё не всё попробовал, и… дверь люка, ведущая вниз, с грохотом захлопнулась. Залашья, до этого с неодобрением наблюдавшая за манипуляциями имперца, бросилась к вентилю, но тот не поддался.
-Ты что наделал? – Её змеиные глаза округлились, а зрачки превратились в тонкие вертикальные полоски. – Ты запер нас здесь?
-Погоди-погоди, - бормоча, мужчина попытался вернуть рычаг в исходное положение, но у него ничего не вышло. – Заело. Впрочем, это даже хорошо. У нас появился стимул исследовать этот дирижабль.
Последнюю фразу он сказал с уже плохо скрываемым удовлетворением.
-Ты специально это сделал! – Залашья, кажется, начала задыхаться от возмущения. – Какие исследования? Вся еда осталась внизу. И как мы отсюда выберемся?
-Ну должен же я был как-то повлиять на вас. Еда здесь, я заранее забрал её, - Гораций кивнул в угол комнаты, где в тени стояла корзина. – А выходов тут полно: люки на самом верху должны быть, да и обшивка уже изрядно истрепалась.
Вместо ответа мистик лишь провела ладонью по вытянутой морде.

Следующую остановку сделали в соседней комнате, куда Горацию удалось открыть двери. Он ещё немного повозился с панелью, но большая часть рычагов не функционировала, поэтому иного выбора, как идти вперёд, не оставалось. Комнатки здесь были маленькие, с низкими потолками и удлинённые, словно коридоры. На стенах были вырезаны незнакомые символы, которые имперка при помощи чернил старательно переносила на бумагу, повинуясь приказу мага. Он был прав в том, что прежде, чем сообщать в Синод о находке, необходимо составить краткий доклад, дабы руководство заинтересовалось ею, и именно поэтому сейчас они продвигались глубже в недра дирижабля с надеждой найти что-нибудь интересное. Залашья по дороге ещё продолжала ворчать, так как оставила свою сумку со всем её содержимым в ладье, но имперец клятвенно заверил её, что совсем скоро они выберутся из внутреннего помещения и смогут спуститься вниз.
Флор шла позади всех, сжимая в одной руке дощечку с закреплёнными на ней листами пергамента и чернильницей, а в другой – перо. Помимо двемерских символов, она записывала комментарии Горация, которыми тот озвучивал едва ли не каждое своё движение. Над головой девушки медленно кружил сгусток холодного магического света, из-за чего тени на бумаге плавно покачивались из стороны в сторону.
Помещение, в котором остановились маги, походило на какой-то склад. Если в соседней комнате стояли бочки с топливом, если судить по маслянистым лужицам рядом с ними, то здесь некогда было что-то вроде склада техники. На массивных столах были водружены покрытые пылью горы металлолома, шестерёнок, деталей какого-то механизма. Гораций, взмахнув посохом, выпустил несколько светящихся сфер, что, едва оторвавшись от конца палки, взлетели к потолку и закрепились по периметру комнаты, освещая пространство.
-Чудесно, - сказал он уперевшись руками в бока. – А вон и следующая дверь.
Впереди впрямь виднелись очертания стыков металлической пластины двери и проёма в стене. Дверь здесь были низкими и округлыми, словно люки, выплавленными из того же металла, что и большая часть деталей дирижабля. На двери был выкован строгий угловатый орнамент, в плоских отшлифованных деталях которого отразилась фигура мага, как только тот приблизился к ней.
-Не поддаётся, - разочарованно протянул имперец, дёрнув за квадратную ручку, отчего дверь вздрогнула и отозвалась глухим дребезгом. – А ну-ка мы её…
Справа от двери в стену была вмонтирована ещё одна панель, но на этот раз с вентилями. Чародей принялся также уверенно, как и в прошлый раз, крутить их, однако это ни к чему не приводило. Залашья, до этого спокойно шедшая следом, решительно одёрнула имперца и даже шлёпнула ладонью его по рукам.
-Прекрати! Ты пренебрегаешь техникой без-зопасности при исследовании заброшенных строений! Здесь нужен с-специалист, а нам остаётся лишь зафиксировать увиденное и выбраться отсюда! Посмотри, в другом конце комнаты есть ещё одна дверь.
-А-ай, Залашья, прекрати! – Повысил голос мужчина. – Ну что может случиться? Это же не какой-нибудь подземный город или хранилище знаний, а обыкновенное транспортное средство! Не стали бы двемеры сами себя подвергать опасности, верно?
С этими словами он крутанул на полную последний вентиль. Раздался гул, дверь, до этого плотно закрытая, с дребезгом повернулась вокруг своей оси, явив магам другую сторону. В крепежах, привинченных к двери массивными болтами, держалась крупная металлическая сфера, покрытая резьбой и двемерскими символами. Не успел имперец отпрянуть, как сфера, выпустив струю горячего пара, раскрыла створки и со скрежетом преобразовалась в странное создание механического происхождения. Из раскрытых створок сферы, служивших теперь колёсами, тянулись скреплённые болтами металлические перекладины, составлявшие скелет существа. Одна из его рук была оснащена пальцами и закрепленным на запястье арбалетом, а вторая оканчивалась наточенным штыком. Венчала создание жуткая голова с отпечатанным детализированным лицом, также выполненная из двемерского металла и покрытая угловатым орнаментом.
Гораций попытался сделать шаг назад, но чудовищный механизм, будучи ростом чуть ниже имперца, вытянулся, проворно ухватил его за ворот одежды и, не разжимая хватки, лезвием штыка отсёк ему голову. Из краснеющего обрубка шеи с напором прыснула кровь, тут же обагрив ворот мантии, несколько капель отлетело и на в мгновение побледневшее лицо аргонианки. С глухим стуком голова мага упала на пол, прокатившись по комнате и заляпав алыми брызгами привинченные болтами металлические напольные пластины.
Раздался крик. Кричала Флор, не в силах сдержать ужаса от увиденного. Когда запас воздуха в лёгких иссяк, она зажала рот ладонью, чувствуя, как к горлу подступает тошнота. Залашья, до этого стоявшая рядом с магом, отпрянула в сторону, уворачиваясь от смертоносного лезвия, нацеленного уже на неё. В воздухе раздался звон – мистик наложила на себя защитные чары, делающие одежду прочной, словно древесная кора. Воздев руку над головой, аргонианка прочитала заклинание, и в её ладони образовался заострённый осколок льда, который она тут же швырнула в механическое создание. Оставляя за собой инеевый след, осколок ударился в полированные пластины робота и с хрустом разлетелся на множество хрусталиков, не оставив даже отметины на броне механизма. Увидев, что её чары не сработали, Залашья бросилась к имперке и, схватив её за пояс, потащила в комнату, из которой они вышли. За спиной раздался равномерный лязг – робот выпустил им вслед очередь из арбалета, но болты успели лишь процарапать часть стены.
Оставив девушку у входа, аргонианка начала хаотично дёргать рычаги, с которыми до этого экспериментировал ещё живой Гораций. Сначала лязгнули прутья решётки, и только потом с грохотом закрылась дверь в соседнюю комнату. Снаружи раздались удары – робот пытался прорваться вовнутрь, но дверь его не пускала. Убедившись, что оживший механизм здесь не представляет опасности, Залашья уперлась спиной в стенку и измученно сползла на пол.
К монотонной дрожи двери, что сопротивлялась напору робота, добавились тихие всхлипы. Флор лежала на полу, поджав ноги и обхватив голову руками, и чуть подрагивала от почти беззвучного плача. Отец умер через пару лет после её рождения, и до сего момента ей ни разу не доводилось в осознанном возрасте видеть смерть, тем более столь внезапную и ужасную.
-Говорила я ему, - медленно и тихо произнесла мистик. – Не трогай тут ничего. Сделаем опись и уйдём… И что теперь?
Имперке показалось, что Залашья засмеялась. Девушка оторвала голову от пола и подняла взгляд, но увиденное сковало её ещё большим ужасом – по стене вниз до сидящей аргонианки тянулся кровавый след. Не поднимаясь на ноги, на дрожащих руках Флор подползла к Залашье, но та даже не взглянула на неё, лишь вздохнула.
-Попробуй дёрнуть тот рычаг, который блокирует люк вниз. Может, удастся открыть его.
Девушка, шмыгая носом, послушно поднялась на ноги и приблизилась к панели, но все рычаги выглядели одинаково.
-Второй с-справа не трогай, он откроет дверь в ту комнату… - Уточнила мистик. – Дёрни крайний левый.
Дрожащими руками Флор ухватилась за металлический набалдашник левого рычага, но тот лишь едва дёрнулся, не двинувшись с места. Тогда она уперлась ногами в пол и навалилась на рычаг, но результата это не принесло. От осознания, что выхода нет, имперка отпустила рукоять и в бессилии упала на колени.
Раздался хриплый кашель. Вспомнив, что она не одна, Флор снова подползла к мистику, но та снова проигнорировала её попытки помочь. Внезапно аргонианка рассмеялась, обнажив ряд острых зубов, эмаль на которых уже была запачкана подступившей к горлу кровью.
-Ты смотри, - слабо улыбаясь, произнесла маг. – Разрушение, Мистицизм, Иллюзия. Ведь все эти школы уже не понадобятся, если ты не обладаешь достаточными знаниями в школе Восстановления. Как мне сейчас... Не думала, что буду жалеть, что с нами нет той безумной Колетты Маренс…
-Что я могу сделать? – Имперка сидела рядом и даже попыталась осмотреть раны аргонианки, но та лишь отмахнулась.
-А что ты с-сделаешь? – Голос Залашьи становился тише. – У меня в спине два болта, один из которых точно пробил лёгкое. Мне теперь только жрец Аркея и поможет… Вот что…
Опираясь на руки девушки, мистик чуть приподнялась. Мантия её со спины намокла от крови и прилипла к телу, слева чуть ниже лопатки торчало жёсткое оперение болта.
-Двемерские механизмы слабовосприимчивы к магии. Но ты можешь попробовать выбить ему сердечник магией. Электричеством. Если получится, то сфера деактивируется. Сердечник у него вот тут.
Ослабевшей рукой Залашья стукнула себя в грудь.
-Встань сбоку от двери, - продолжила она. – А я потяну рычаг.
Едва удерживая дрожь в коленях, Флор поднялась и приблизилась к двери. Грохот за ней стих, робот, кажется, угомонился. Пальцами, перепачканными в крови аргонианки, женщина расстегнула перевязь с посохом и, встряхнув его, зарядила заклинание. В камне душ, закреплённом в деревянной лапке, начал нагнетаться электрический разряд. Потрескивая и искрясь, крохотные молнии оплели навершие посоха, готовые сорваться с него и поразить цель.
Щёлкнул рычаг, и дверь со скрежетом распахнулась. В комнату, скрипя полусферами, вкатился робот и тут же направился к Залашье, что из последних сил держалась за панель. Первая ударившая в него молния, заставила его пошатнуться. Следующая, выпущенная из посоха, на мгновение выбила из равновесия: робот откатился назад, однако тут же пришёл в себя и нацелил арбалет на имперку, но болт проскользнул мимо, ударившись в стену. Пока следующий болт готовился к выстрелу, Флор зарядила последнюю молнию и выпустила её, целясь в грудные пластины. Электрический разряд, скользнув меж ними, охватил металлическое гнездо, в котором держался сердечник генератора. До этого тускло подсвечиваясь, он ярко вспыхнул, перегревшись, и тут же погас. Робот вздрогнул, его руки, до этого нацеленные на чародейку, опустились, а сам он через мгновение с грохотом рухнул на пол. От груды металла к потолку поднялось прозрачное облако пара.
Убедившись, что робот больше не представляет опасности, имперка выронила посох и, словно бы сломавшись, упала рядом с аргонианкой. Руки Флор ещё дрожали, в висках тяжело пульсировала кровь, путая и так беспорядочно мечущиеся мысли.
«Что теперь? Куда? Как?»
Она посмотрела на аргонианку и, на мгновение задержав взгляд на её закатившихся глазах, закрыла лицо ладонями. Залашья уже не дышала.

Лишь через полчаса, когда желание жить одержало верх над отчаянием, имперка заставила себя подняться на ноги. Стараясь не смотреть на трупы своих коллег, она подобрала сумку и посох и выдвинулась на поиски выхода. Уже у двери в следующий отсек Флор помедлила и вернулась к обезглавленному телу Горация, лежащему в луже тёмной крови. Из его сумки она вытащила дневник, что имперец нашёл в каюте капитана, дабы предоставить его в качестве доказательства того, что произошло.
«Если мне удастся выбраться отсюда живой».
Имперка помнила, что Гораций говорил что-то про люки и прореху в обшивке, через которые она, возможно, сумеет выбраться наружу. Держа наготове заклинания невидимости и ночного зрения, Флор двинулась дальше по тёмному туннелю.

 
Nightlin_foreverДата: Морндас, 24.02.2014, 07:04 | Сообщение # 14
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 320
Статус: По ту сторону
блин, а у меня какая-то клоунада получается))

Если бы тогда она поступила так, как хотела, все сложилось бы иначе, но Линдал ждал именно такой профессиональной реакции, чтобы убедится в правильности своего выбора. И уязвленной хаджитке, которую обыграли как котенка, пришлось согласиться на сотрудничество, чтобы труппе, которой она служила несколько лет разрешили и дальше беспрепятственно выступать на базарных площадях.
Альтмеры часто нанимали хаджитов или босмеров в качестве слуг и шпионов, и действительно, представители этих рас вызывали меньше недовольства, чем сами высокие эльфы. То есть, они конечно вызывали определенные опасения и подозрения, но проверка наличия кошелька на поясе, столового серебра в доме или стрелы в спине были привычными каждодневными ритуалами, тогда как от встречи с альмером уже никто не знал, чего можно ожидать.
РаНиссе, по началу, не нравилось работать Линдала, один только его вид напоминал ей об ущемленной актерской гордости, но со временем стало легче. В конце концов, она ведь продолжала заниматься тем же ремеслом, что и раньше, менялись только декорации. Продолжай хаджитка работать в Сенчале, ей бы вряд ли предстояли такие гастрольные туры.
Вот и сейчас, показав страже пропуск , она шла по улицам Солитьюда, играя роль деловито спешащего курьера - спасителя мира. Студентов коллегии Бардов надо кормить по расписанию, задержка поставки специй немыслима, ведь что может быть страшней голодного музыканта? только банда голодных музыкантов! Повар Бендт придерживался того же мнения, и потому, для спасения мира добавлял в еду немного лунного сахара, а в особо важные дни - капельку скуумы. Это был маленький секрет между ним и МаДраном и все были счастливы. Особенно музыканты - такие сытые, и такие вдохновленные!
Выполнив свою часть сделки, хаджитка отправилась в Смеющуюся крысу, таверну, где Сандурин иногда предавался своему маленькому пороку. РаНиссе многое не нравилось в своем "импресарио", но он каким-то чудом все таки сумел добиться ее хорошего расположения. От какого эльфа еще можно было ожидать желания покормить с руки мамонта и заплести пару косичек в его жесткой, свалявшейся шерсти? А рыбалка? Сколько раз приходилось наспех сматывать удочки, унося ноги от разъяренных рыбаков, которым, кричащий от восторга при удачном клеве, Линдал распугивал всю рыбу! Глядя на него в такие минуты, можно забыть с кем и на кого работаешь.
Направляясь к номеру, которые обычно снимал Сандурин, хаджитка была готова услышать из него голос кого угодно, но только не Рулиндила, еще одного эмиссара местного талморского посольства. Она даже зачем-то проверила закрепленный на поясе кинжал, будто в случае чего, ринулась бы на помощь. Одернув себя, РаНисса остановилась у двери и прислушалась:

- Может тебе напомнить о твоем положении, Линдал?
- Не трудись, твоя физиономия делает это каждый раз, как мы пересекаемся.
- Не забывайся! В Алиноре у тебя может и есть поддержка, но тут ты никто. Так что будь так любезен, выполняй свои обязанности!
- Что? Снова навести шорох в одном из лагерей? О! Как это изящно и остроумно!

Даже из -за двери было слышно как закипает Рулиндил от такой наглости. Еще бы! Чистокровный альтмер, верный Талмору до кончика своего горделиво задранного носа, и отправлен служить в Скайрим - страну не мытых вонючих варваров, где приходится смотреть на свирепые спитые бородатые рожи. А тут еще полукровка, с таким видом, будто он не вражеской территории, а на увеселительной прогулке.
Но даже Рулиндил вынужден был признать выдающиеся магические способности Линдала. Взяв лучшее от альмеров и бретонов, он нигде не учился магии, любые заклинания в его голове, казалось, появлялись сами. Однако, на их сотворение Сандурин тратил не только ману, но и здоровье, поэтому не мог себе позволить использовать магию где и когда угодно. Тем не менее, именно его способности сыграли важную роль в перевороте, который привел Талмор к власти. А человеческая часть его натуры помогала лучше понять мотивы некоторых поступков людей, порой ставивших альтмеров в тупик. Что поделать? Он был слишком юн и горяч, чтобы не вдохновиться идеями свободы и жаждой перемен, в которых так нуждался изувеченный Кризисом Обливиона и интригами Соммерсет. И только война отрезвила Линдала, изменив его отношение ко всему происходящему, чем спешили воспользоваться те, кто и до этого с трудом терпел в рядах Талмора полуальтмера-полубретона.

- Может это не лучшая моя идея, но и ты пока не блещешь! Тебе удалось установить контакт с Себиллой Стентор?
- Установить контакт? Право слово, ты как моя РаНисса! Трудно называть вещи своими именами?
От последовавшего за этой репликой хрипловатого смешка Линдала, у хаджитки мурашки по спине пробежали. Она живо представила себе, как багровеет лицо Рулиндила.
- Боюсь то, что я наполовину бретон, ей будет не интересно. Вот если бы я был наполовину мертвецом...О! Я вижу, тебе не терпится мне в этом помочь. Вон, глаз уже дергается. Ну, не злись! Хочешь, я могу попробовать установить контакт с Мелораном?

За любую из этих фраз, Рулиндил уже давно мог бы ударить Линдала, и РаНисса была готова к чему угодно, кроме этого:
- ТЫ СРАВНИЛ МЕНЯ С КАКОЙ-ТО ХАДЖИТКОЙ!? - пронеслось эхом по всей таверне. И если раньше их разговор могла услышать только стоящая за дверью кошка, то эту фразу слышали уже все. Теперь слухи пойдут...Интересно, Линдалу надоест ставить всех в неловкое положение?
- А что такого? - спокойно продолжал Сандурин. - Она стоит нескольких твоих агентов.
Последовавшая за этим отборная брань на изысканном эльфийском языке заставила покраснеть даже РаНиссу, хотя она не поняла ни слова. Зато Рулиндил спустил пары и разговор вернулся в более мирное русло.
Итогом их диалога стало пари, которое должно будет выявить у кого же из них более острые уши, вернее, чей агент лучше.
На днях, где-то в окрестностях Данстара видели двемерский дирижабль, и в интересах Талмора проследить, чтобы в руки людей не попала какая-либо серьезная технология. В соммерсетских летописях уже упоминался случай появления над островами схожего гномского летательного устройства, но тогда объект исчез раньше, чем до него смогли добраться, и к заметке не относились с должным вниманием. Теперь же, когда он висит практически под носом и никуда, кажется, не торопится, из-за бюрократических проволочек было упущено время попасть туда первыми. Так что действовать придется на официальных основаниях.
 
KastДата: Тирдас, 25.02.2014, 03:08 | Сообщение # 15
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 125
Статус: По ту сторону
Сальватор уныло смотрел в холку своего коня. Это был хороший, крепкий скайримский вороной - отличная лошадь, способная вынести длительную езду по снегу, холод и голод. Но чернокнижнику не было никакого дела до вороного, ведь он понял, почему вчерашний день рождения показался ему важным. Когда Сальватору пошел тридцать восьмой год, он понял это странное чувство. Старость. Имперец попросту начал стареть. Наверное, этот процесс проходил уже несколько лет, но осознал Сальватор его только сейчас. Тридцать семь! А ведь еще столько всего нужно сделать... За годы кропотливых исследований человеческого тела, различных магических субстанций, тайные разговоры с выдающимися мастерами Колдовства, долгая история с Амулетом Некроманта в Виндхельме - Сальватор так и не продвинулся в своих поисках способа продлить короткую человеческую жизнь. И сейчас, когда ему нужно уделять все отпущенное ему время на эксперименты, его отрывают от дела ради какой-то летающей двемерской таратайки!
Ехавший рядом на серой кобыле Арнел Гейн заметил подавленное настроение спутника. В отличие от Сальватора, Арнел был чрезвычайно рад полученной возможности исследовать древний гномский артефакт. Арнел Гейн вообще очень любил двемеров и занимался их изучением. Говорят, что он очень близко подобрался к разгадке таинственного исчезновения двемеров из Нирна. В любом случае, участие Гейна в этой операции было определено архимагом сразу.
- Эй, Альв.- Арнел все-таки решил растормошить колдуна.- Ты чего такой понурый, друг?
- Мои исследования,- пробурчал в ответ Сальватор.- не терпят отлагательств. Давай помолчим и закончим с этим побыстрее.
Какое-то время маги ехали молча. Смеркалось. Они уже достаточно далеко отъехали от Винтерхолда и до Данстара, куда они собственно и направлялись, оставалось рукой подать. Единственная мысль, которая согревала все еще хмурого Сальватора, заключалось в том, что он своими действиями должен будет утереть нос Синоду. «Хорошо еще, что Савос не допустил Анкано на совет, иначе было бы не избежать сопровождения в виде талморской делегации...». Имперец посмотрел вперед, где виднелась зависшая в воздухе, золотистая громадина дирижабля. Кстати...
- Кстати,- вдруг подал голос Сальватор, почесывая макушку.- А как мы заберемся внутрь? Эта штука парит высоко над водой.
Ехавший рядом Арнел резко поднял голову - кажется, резкий и громкий голос спутника разбудил его.
- Все продумано за тебя, друг мой.- Зевнув вымолвил Арнел.- Архимаг вручил мне кое-что перед самым отъездом...
Он полез в седельную сумку. Порывшись там около минуты, мужчина с победным возгласом вытащил два свитка.
- Редкость!- Арнел гордо поднял свитки над головой.- Прямиком из Солстейма, из Тель-Митрина, если ты знаешь где это.
Сальватор знал, но не стал перебивать мага.
- Сам мастер Нелот прислал по просьбе Савоса... "Полет Икара" называется. Архимаг заверил меня, что стоит только прочитать эти руны,- волшебник поскреб ногтем пергамент.- и ты воспаришь высоко вверх... Ты представляешь, Сальватор?
- Да...- В голосе собеседника промелькнул интерес.- Я никогда не сталкивался с подобными заклинаниями. Я и простейшего телекинеза освоить не могу, не то что левитацию...
Вскоре маги прибыли в Данстар. Этот город был в два раза больше привычного Винтерхолда, но тоже не блистал достопримечательностями, если не считать большой полуразрушенной башни, видневшейся на скале, прямиком над городом. Еще здесь было море. Море и корабли. Сальватору нравилось море, нравилось смотреть на бушующие массы воды, в них имперцу казалась сила и могущество, ведь именно вода утянула большую часть Винтерхолда в морскую пучину во время Великого Обвала. Теперь же ему предстояла водная прогулка. Они с Арнелом взяли лодку, заплатив какому-то норду на пристани шестьдесят монет. Это была довольно широкая устойчивая лодка, в отличном состоянии, способная вывезти двух магов на достаточное расстояние от берега. Отсюда дирижабль был виден превосходно. Величественная металлическая громада нависала над водой. Один конец корабля цеплялся за гору (видимо поэтому дирижабль до сих пор не улетел прочь, ведь другой возможности удержаться на месте он попросту не имел). Маги кинули жребий - грести выпало Арнелу. Мужчина, не показывая своей досады) уселся на нос лодки и взялся за тяжелые весла. В это же время Сальватор отвязал канат от крепления на пристани и обеими руками оттолкнул лодку от берега. Посудина медленно поплыла прочь из бухты. Сначала, пока они были на мелководье, Арнел отталкивался ото дна веслом, но вскоре лодка отплыла слишком далеко, и маг нехотя принялся грести. Беззвучно падал крупными хлопьями снег. Уже почти стемнело. Дул пронизывающий северный ветер, заставляя магов плотнее кутаться в свои зачарованные одежды. Мужчины сидели лицом к лицу, и это напрягало обоих, особенно если учитывать тот факт, что один из них работал, а другой просто развалился на груде пустых мешков, оставленных здесь неизвестно зачем хозяином суденышка.
- Эм...- промычал Сальватор, пытаясь нащупать тему для разговора.- Ты слышал, что недавно случилось с Сергием, мастером зачарования?
- Я знаю, кто такой Сергий,- пропыхтел в ответ Арнел.- Нет, а что произошло?
- Да, представляешь... Несколько дней назад в Коллегию пришел незнакомец. Фаральда рассказала, что это был невысокий данмер в темных одеждах, который искал деловой встречи с зачарователем... Так вот, его впустили, а этот эльф оказался магом, да каким...
- Ну, не тяни.
Сальватор усмехнулся, довольный тем, что ему удалось заинтересовать чародея.
- Так вот... Данмер наложил на Сергия какое-то заклятие, выведал все, что ему было нужно и сбежал. В Коллегии ходят слухи, что это был вор.
- А что он забыл у нас-то?- удивился Арнел, в очередной раз взмахивая веслами. Капли ледяной воды попали на Сальватора, и маг разразился проклятиями в адрес незадачливого гребца.
- Что забыл?- Сальватор недовольно цокнул языком, гляди на намочившиеся полы накидки.- А не знает никто. Да и какая разница, он все равно погиб.
- Погиб?
- Ага. Упал с моста вниз, задетый огненным шаром кого-то из наших. Неужели, ты и вправду ничего не слышал?
- Приплыли,- оборвал беседу Арнел, глядя в небо.
Лодка находилась почти под дирижаблем, под самым удобным углом для прыжка. Гейн приготовил один из свитков, а другой вручил Сальватору. Арнел решил прыгать первым. Дрожащими от волнения руками, мужчина медленно развернул шуршащий пергамент и громко, стараясь придать голосу уверенности, произнес магические слова. Ничего не произошло. Арнел недоуменно повернулся к коллеге-магу.
- Как думаешь, срабо...
Не успел маг закончить, как резко взмыл ввысь. От сильного толчка покачнулась лодка, и Сальватор чуть было не очутился в ледяной воде.
- Получилось!- донесся сверху счастливый голос Арнела.- Сальватор, давай читай заклинание!
Последовав примеру собрата-мага, Сальватор развернул свиток и как можно отчетливее произнес заклятие. Миг ничего не происходило. Вдруг, лодка качнулась на волне, маг потерял равновесие, сделал шаг... И этот шаг внезапно перерос в полет. Засвистел в ушах холодный скайримский воздух, перед глазами Руссо пронесся темный борт дирижабля... И тут маг полетел вниз. Альв ударился о купол, оказавшийся сделанным из какой-то плотной ткани. Пальцы скользили по обшивке, кожу больно обжигало. В последний момент имперцу удалось ухватиться за какую то свисающую веревку. Старая ветошь не замедлила оборваться, и мужчина с гулким стуком упал на палубу.
 
Форум » Писательский » Вперёд в прошлое » ИГРА
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: