Тирдас, 22.09.2020, 05:00
Приветствую Вас Странник
Главная

Регистрация

Вход

RSS


[ Новые сообщения · Рассказчики · Правила поведения · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Форум » Писательский » Вперёд в прошлое » ИГРА
ИГРА
Nightlin_foreverДата: Морндас, 21.04.2014, 04:21 | Сообщение # 31
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 320
Статус: По ту сторону
просто так))

а в это время...
Когда атакованный драконом дирижабль сорвался со скалы и понесся по воздуху, у Сандурина сжалось сердце. Он был уже в Данстаре, когда рев крылатого ящера и скрежет металла разнеслись в морозном воздухе оглушительной какофонией. Линдал знал, что рано или поздно хаджитка помашет ему хвостом, но чтобы так, мерцая в свете лун золоченной кормой двемерского корабля...это было эффектно!
А еще Линдал знал, что появление дракона вызвало немалый переполох в имперском лагере, и задержанные Константином Титулом альтмеры, подобрав полы гордости, ускользнули в талморское посольство, под ясные очи Эленвен. При мысли о ней, Сандурину страстно захотелось оказаться на месте РаНиссы.
............

Процессия узников дирижабля прошествовала на кухню. РаНисса была зачарована магическим шаром, освещающим забытое теплом очага помещение. Хотелось попробовать его поймать, но она решила оставить это как-нибудь на потом. Спутники заговорили о еде, а норд, которого звали Ульви рассматривал красивую вилку. РаНисса немного приблизилась к нему и поднялась на носках, чтобы тоже рассмотреть изящную вещицу, не привлекая к себе внимания. "Надо бы тоже найти какой-нибудь сувенир" - подумала хаджитка.
Когда Аслог пожаловалась на усталость и головокружение, РаНисса вспомнила о печенье, которое не забрал из ее сумки аргонианин. Сытное, бодрящее, странно, что он побрезговал.
 
KastДата: Миддас, 23.04.2014, 01:03 | Сообщение # 32
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 125
Статус: По ту сторону
Аслог не глядя приняла бутыль из руки Ульви. Несколькими большими глотками она опустошила сосуд с жизненно необходимой жидкостью на треть. Оборотень поморщился, подумав о том, что еще недавно стражницу вырвало, и теперь она этими губами касается горлышка. РаНисса копошилась где-то в углу, перебирая пыльный хлам в поисках непонятно чего. Каджитка заинтересовала Ульви - оборотню не так часто видеть каджита, тем более девушку, тем более так близко и такое продолжительное время. Ри'сада, караванщика, который останавливается около Вайтрана, он видел всего раза три, да и то издалека. Командир Кай как-то раз, за чаркой меда, сказал Ульви следующую фразу: "Эти кошколюди как клопы - они живут у тебя под боком, но при этом так же не досягаемы... А от клопов добра не жди, брат". Норд не был уверен, что правильно понял стражника, но к каджитам относился с осторожностью. Еще оборотня беспокоил дух, которым веяло от РаНиссы. Запах шерсти, кошачьей шерсти щекотал ноздри волка, а чуть слышимый голосок в голове говорил ему схватить добычу. Эти инстинкты, передавшиеся Ульви от умирающего вервольфа вместе с его кровью, уже не раз пытались одержать верх над нордом, но они всегда терпели поражение, и до крови никогда не доходило. Обычно это решалось простым способом: Ульви оборачивался волком и убегал в лес. Там он вел жизнь настоящего зверя, обитая в какой-нибудь норе, корнях или расселине и охотясь вместе с Флоки. В лесу Ульви проводил лучшие, как он думал, дни своей жизни - не было нужды притворяться. Так или иначе, но по возвращении к цивилизованной жизни, оборотень как бы запасался энергией на месяц или больше, жил себе спокойно, пока звериная кровь снова не взывала к себе. «Хорошо, что я захватил с собой сердца тех магов и стражника» - подумал Ульви, отводя взгляд от РаНиссы и сглатывая слюну. Голод уже понемногу начинал напоминать о себе. Интересно, что бы произошло, узнай спутники Ульви о его истинном лице...
Пока Аслог наслаждалась долгожданным отдыхом, а сидящий рядом Ульви размышлял о чем-то своем, РаНисса помогала Флор с обустройством ночлега.
 
ChristabelДата: Турдас, 24.04.2014, 08:27 | Сообщение # 33
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 397
Статус: По ту сторону


«И всё-таки сколько сейчас времени?»
Лежать на металлическом полу было неудобно. Пластины, положенные внахлёст, краями впивались в спину, а более целого участка пола имперке найти не удалось. Даже расстеленная мантия и подложенная под голову подушечка Залашьи не делали лежанку удобнее, Флор ворочалась, стараясь не брякнуть лишний раз чем-нибудь по голому полу.
Повернувшись на спину, маг прислушалась к дыханию лежащих неподалёку людей: кажется, остальные спали. Впрочем, ни дыхания норда, ни хаджитки уловить не удалось, лишь Аслог выдыхала с тихим хрипом, вырывавшимся откуда-то из груди.
В комнате было темно. Когда каждый нашёл себе место, факелы и другие источники света было решено на всякий случай потушить.
«Интересно, двемерские создания ориентируются по звукам или у них есть какие-то иные приборы определения того, что перед ними? Например, тепловые или световые. Если с нежитью всё понятно, то тут не понятно ровным счётом ничего…»
Впрочем, пока бояться было особо нечего. Дверь, впустившую их в кухню, закрыла сама Флор, закрутив вентиль и подперев на всякий случай одним из металлических табуретов. Разумеется, он не сумеет сдержать напор какого-нибудь двемерского монстра, но уж точно станет источником сильного шума, который разбудит в случае опасности. Второй люк, ведущий в следующее помещение, был закрыт Соратником. Рядом с проходом чародейка также нагромоздила металлолома, проигнорировав насмешливый взгляд норда.
Сон так и не шёл. Откуда-то из глубин дирижабля доносилось шипение пара, гонимого по трубам, далёкий перестук металлических шестерёнок. Странно было осознавать, что покинутое несколько тысяч лет назад сооружение всё ещё функционирует.
Флор села на своей лежанке и через мгновение рывком встала. Живя в Имперском городе, бессонницу она любила разгонять ночными прогулками. Тёплый воздух засыпающей столицы тогда разбавлялся тяжёлыми ароматами гортензии и лотоса, чьи широкие листья в разгар жарких дней почти полностью покрывали поверхности стоячей воды городских водоёмов. На небе драгоценной россыпью проявлялись яркие звёзды, в окружении которых от одного края горизонта до другого размеренно проплывали Луны. Диски Мессера и Секунды, сиявшие, словно начищенные песком бока медного котелка, всегда притягивали взгляд. Крупные и невероятно близкие, невооружённым глазом на них можно было разглядеть кратеры и разломы пустынной поверхности.
Нет, разумеется, по самому Имперскому городу ночью гулять было опасно. С наступлением темноты шанс повстречаться в переулке с грабителем повышался в разы, некоторые рассказывали и про вампиров, караулящих беспечных жертв близ заброшенных домов. Поэтому ночными прогулками Флор развлекала себя только в стенах Коллегии. Мало кто имел свободный доступ на территорию учебного заведения, почти всё время металлические ворота были заперты на особый магический замок и скрип их петель обязательно предвещал какое-нибудь интересное событие – либо визит высокопоставленного чиновника со свитой, либо доставку очередного крупногабаритного прибора для новых исследований.
С удивлением и тоской имперка подумала, что скучает по годам, проведённым в Коллегии. Всегда без увлечения относившаяся к учёбе, сейчас она готова была многое отдать, чтобы снова оказаться в окружении знакомых серых стен и под взором любого, пусть даже самого деспотичного преподавателя.
Кухню Флор обошла медленно на цыпочках, дабы не перебудить спящих стуком каблуков по полу. Заклинание ночного глаза позволило ей увидеть всё помещение целиком. Оно и впрямь было небольшим, основную часть его занимал открытый очаг для приготовления пищи. Огня в нём давно не было, под закопчённой решёткой ровным слоем лежали тёмные угольки. Рядом была поверхность, видимо, предназначенная для приготовления пищи. Здесь лежали столовые приборы, покрытые тысячелетней пылью: несколько ножей различных размеров, вилки, горкой сложенная металлическая посуда. Всё лежало в беспорядке, казалось, будто исчезновение и впрямь застало экипаж корабля врасплох.
Имперка подобрала со стола затейливый сосуд в форме полусферы и покрутила в руках. Под пальцами ощущалась фигурная резьба, местами подёрнутая уже засохшей плесенью. Сняв крышку, маг поднесла горлышко сосуда к носу и понюхала – густая маслянистая жидкость внутри почти ничем не пахла.
Хождение в четырёх стенах девушке вскоре наскучило. Осталось ещё несколько необследованных шкафов, но она не решилась открывать их, боясь, что возможный скрип петель разбудит её спутников. Уже вернувшись к своему спальному месту, Флор обратила внимание на тряпичный узел, который всё это время держал при себе Соратник. Приглядевшись, чародейка заметила, что местами ткань намокла, словно бы внутри было что-то влажное. Что именно, она определить не могла – куль казался бесформенным, да и заклинание ночного глаза окрашивало всё исключительно в серо-голубые оттенки.
«Вторая пара ботинок, промоченная в снегу? Забавно, что варвары носят с собой сменную обувь…»
Потеряв интерес к вещам Соратника, имперка опустилась на свою лежанку и снова погрузилась в воспоминания о жизни в Имперском городе. Воображение редко подводило её, поэтому уже через пару минут она сидела на каменном парапете, прогретом за день солнечными лучами, слушала робкие перекрикивания ночных птиц и вдыхала пряные ароматы тёплого летнего воздуха.
 
Nightlin_foreverДата: Морндас, 28.04.2014, 03:18 | Сообщение # 34
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 320
Статус: По ту сторону


Спать не хотелось совершенно. Было странно лежать на полу металлической конструкции, которую несет по воле ветров высоко над землей. В наступившей тишине гул двемерских машин ощущался всем телом, усиливая тревожность, вызванную необходимостью находится в запертом помещении с незнакомыми людьми. Да еще эти запахи. Почему от норда пахнет кровью больше чем от остальных, хотя серьезных повреждений на нем нет. В добавок ко всему, запах зверя, который никак нельзя списать на типичную для нордов вонь от заношенных шкур. Что-то тут не так. От этих размышлений РаНиссе стало совсем не по себе. А когда Флор неожиданно поднялась со своего места, хаджитка и во все приготовилась к худшему. Закрывая глаза всякий раз, как имперка поворачивала голову в ее сторону, РаНисса, затаив дыхание, следила за ее странными перемещениями по кухне. Нет, убивать спящих она, вроде, не собиралась. Но почему, как любой нормальный человек, она не сшибает предметы, блуждая в темноте? Что это вообще за компания подобралась? Хаджитка твердо решила, что если и Аслог выкинет что-нибудь эдакое, она сбежит от них обратно в вентиляцию, к аргониану.
Манера общения и внешний вид выдавали во Флор жительницу Сиродила. Подобных ей частенько можно было встретить в Сенчале. Как правило, выпив эльсвейрского вина, почти все они становились милыми и веселыми людьми. Но сейчас, во мраке корабля, среди шипения пара и скрежета металла, не хотелось тешить себя напрасными иллюзиями. К тому же Флор была волшебницей, а значит от нее можно ждать того же, что и от Сандурина. То есть, абсолютно чего угодно. А раз так, то ходить спокойно в темноте для нее в порядке вещей. Но что же не так с Ульви?
Когда имперка, погремев посудой, закончила свой моцион и улеглась, проследить источники запахов стало легче. Сосредоточившись на одном из них, РаНисса закрыла глаза, бесшумно втянула носом воздух и инстинктивно вытянулась в его направлении. Вскоре стало ясно, что кровью пахнет не от самого Ульви, а от его мешка. Кто носит с собой сырое мясо и пахнет как хищный зверь?
Как то раз, первый караван РаНиссы вынужден был сделать привал из-за сильной метели. К яркому и теплому огню костра, попросилось несколько путников. Разделив трапезу, стали травить байки. Одна из них была о том, что дескать, всякая жуть в этих лесах водится. Например, днем - человек, как человек, только уши мохнатые, а ночью - в огромного волка превращается, встретишь такого и каюк. Проглотит, не разжевывая.
Тогда это показалось очень забавным и вполне себе в духе людских фантазий. Вот хаджит, он всегда хаджит, и нет ему нужды по ночам в человека превращаться. А людям все время хочется быть не такими, какие они есть. Сказочники!
Теперь же, находясь взаперти в недрах скрежещущей махины, эта история вызывала у РаНиссы совсем другие эмоции. Сжавшись в комок, она смотрела на Ульви, решив про себя, что нужно приглядеться не растет ли у него в ушах мех и если что, дать деру. А может стоит поделиться с кем-нибудь своими подозрениями, только кто вот ей поверит?
 
KastДата: Турдас, 01.05.2014, 01:17 | Сообщение # 35
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 125
Статус: По ту сторону
Утро. Да, наверное, это было утро. По крайней мере, все узники стального корабля проснулись почти одновременно. В этой цистерне трудно определить время суток, даже невозможно, а Ульви не любил неопределенности. Его беспокоило то, что он находится на непонятном летающем шаре неизвестно где с практически незнакомыми людьми. Его также беспокоили скудный запас провианта и... Этот взгляд, который он то и дело ловил на себе. Чуткий, мгновенный, пронизывающий взгляд желтых кошачьих глаз. Каджит точно что-то подозревала - инстинкты играли свою роль. Сегодня, когда все спали, Ульви проснулся не от звука шагов Флор, бродившей в потемках, а от чувства вертикальных зрачков у себя на затылке. «Она должно быть учуяла запах мяса из моего мешка... Проклятье» - думал Ульви после подъема, недобро поглядывая на РаНиссу. Голод все настойчивее напоминал о себе, а Ульви все никак не мог улучить момент, чтобы подкрепиться. 
Когда все подкрепились, Ульви предложил продолжить путь вглубь. Если кто-то и думал возразить, так это пожалуй одна РаНисса. Но кошка была не глупа и понимала, что более мудро будет держаться сообща, особенно если помнить, где находишься. Флор запустила в воздух пару светящихся магических шарика, и приключенцы осторожно двинулись на свет. «И зачем мы так забаррикадировались ночью? - досадливо думал Ульви, потирая порезанные о металл ладони.- Вентили итак держали дверь надежно». Его размышления прервал взгляд каджита. Который раз. 
- Однажды в "Горцующей кобыле"...- Хриплый голос оборотня с треском разорвал тишину.- Знаете, это такая таверна в Вайтране.
Аслог мельком глянула на рассказчика. Редко встретишь норда, который не захочет послушать историй бывалого Соратника.
- Я тогда ужинал с моим хорошим другом, Йоном. Мы говорили об охоте, попивая теплый эль из больших кружек...
Флор издала звук, чем-то похожий на стон отчаяния, а Аслог чуть улыбнулась, вспомнив, судя по всему, вкус хорошо настоявшегося эля. РаНисса лишь продолжала глядеть на Ульви. Рассказчик оскалился.
- Уже было довольно темно, за окном разыгралась гроза, так что трактир был наполнен постояльцами. Вдруг дверь распахнулась, и в главный зал ворвался ветер, несущий горсти холодной воды...
Ульви не знал, зачем он рассказывает эту историю. Сначала, он задумал напугать РаНиссу, проверив тем самым свои опасения насчет ее догадок, но потом подумал о том, что будет, когда его разоблачат. Хотя, единственным доказательством мог служить лишь куль с сердцами, до которого он не даст кому-либо дотронуться. В любом случае, вервольфа несло, и остановиться он уже не мог.
- На пороге стояла девчушка,- продолжал он,- Лет тринадцати от роду, вся грязная и промокшая, завернутая в когда-то алую, наверное, накидку с откинутым капюшоном. Ее влажные волосы хлестали ее по лицу, на котором лежала печать ужаса. Она рассказала, как она пошла из города относить ее бабушке, что живет прямиком под Ветреным Пиком, корзинку пирожков, но в доме, где была сорвана дверь, девочка обнаружила гигантского волка, который стоял над истерзанным телом ее бабушки. Чудом девочка смогла спастись. Грета ее звали. Грета Шапочка. 
Что ж, нужного эффекта рассказчик достиг: РаНисса выглядела напуганной, когда остальные его спутники лишь удивленно смотрели на него.
- К чему это все?- подняла бровь Аслог.- Если своей историей ты хотел приободрить или развлечь нас, Соратник, тебе стоило придумать что-то более... К месту. 
Флор посмотрела на Ульви, но решила промолчать. РаНисса же тряслась как осиновый лист на ветру. Норд решил смотреть за ней в оба.
 
ChristabelДата: Турдас, 01.05.2014, 13:45 | Сообщение # 36
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 397
Статус: По ту сторону


На следующий день вперёд шли уже более уверенно. После пробуждения и скорого завтрака Соратник с шумом разгрёб металлолом, наваленный перед дверями, и первым шагнул в проём. За ним поспешно перепрыгнула порожек и имперка. Взмахом руки она наколдовала несколько светящихся сфер, дабы осветить путь, и следом достала посох. Давно уже с ними ничего не случалось, но девушка была уверена, что внутри дирижабля может скрываться ещё большее количество опасных металлических созданий.
За ними шла Аслог. Кажется, отдых придал ей сил, норд выглядела посвежевшей, бледность с её лица начала потихоньку спадать. Она также держала оружие наготове, «помня», что сделали бездушные твари с её отцом.
Между ней и магом крутилась их новая спутница – РаНисса, как она себя назвала. Хаджитка старалась не плестись в хвосте, поэтому предусмотрительно затесалась в середину импровизированного отряда. Нахождение рядом с хвостатой уроженки Эльсвейра как-то неосознанно успокаивало Флор. В Имперском городе, где она провела всю свою жизнь, хаджитов было довольно много, большая часть их них, правда, находилась в услужении Талмору, но попадались и независимые коты, имевшие своё дело или работавшие на кого-то. Чаще всего их можно было увидеть в торговом районе или же близ Арены – хаджиты слыли мастерами кулачного боя.
А вот нордов было значительно меньше. После войны и подписания Конкордата большая их часть вернулась в Скайрим, где, как слышала девушка, правила перемирия действовали не так жёстко. Остались немногие северяне, но даже они, пропустив пару кружек эля в таверне, позволяли себе нелестно высказываться об эльфах, хаджитах и имперцах заодно. Поэтому когда во время завтрака Флор заметила странные косые взгляды, проскакивающие между РаНиссой и Ульви, то списала их на расовую неприязнь и недоверие.
После кухни, где был устроен ночлег, процессия минула просторную столовую, в которой слабо мерцали двемерские светильники. Большая часть мебели здесь была предусмотрительно привинчена к полу, однако посуда, какие-то ящики и несколько металлических табуретов были повалены на пол, видимо, в результате нападения дракона. Чародейке приходилось подбирать полы мантии и юбки, чтобы перешагнуть высокие препятствия и особенно внимательно смотреть под ноги, дабы не напороться на вилку или излишне неудачно лежащий нож.
Из столовой наверх вела узенькая лестница, поднявшись по которой, узники дирижабля оказались в спальнях. Здесь всё также выглядело нетронутым и покрытым слоем пыли, лишь несколько покрывал, до этого лежащих на кроватях, валялись на полу. Не без огорчения имперка подумала, что им стоило бы пройти чуть дальше для привала и переночевать на относительно нормальных лежанках.
Дальше проход оказался закрыт. Соратник навалился всем телом, пытаясь повернуть вентиль люка, но тот так и не поддался. Сначала Флор пыталась отговорить норда, припомнив то, что случилось с её коллегами, но опасения её, кажется, были напрасными.
-Может, здесь есть какой-то рычаг, который откроет нам дверь? – Аслог опустилась на кровать и скрестила ноги в лодыжках. – Не может же это быть тупиком.
Маг стояла рядом. Она уже успела оглядеть стены, но не нашла никаких панелей, на которых могли бы быть дополнительные вентили, рычаги или кнопки.
-Не думаю. Похоже, эту дверь либо заклинило, либо она заперта общим механизмом.

Первой встрепенулась хаджитка, следом за ней, увлечённый изучением вентиля, Соратник.
-Отойдите оттуда, - раздался голос норда, в котором чувствовалось беспокойство. – Сюда!
И только теперь стало слышно, как наверху раздался поспешный металлический перестук. Удары были лёгкими и быстрыми, не похожими на те, что имперка слышала ранее. Потянув настороженно оглядывающуюся стражницу за руку, она бросилась к стене.
Одна из пластин, перекрывающих потолок, с грохотом отлетела, и сверху на пол выпало чудное двемерское создание. Сделано оно было также из яркого металла и по форме напоминало паука – к округлому, покрытому резьбой, брюшку крепилось три пары подвижных ножек, которые ловко перебирали по полу, имитируя походку краба. На самом верху его тельца в неглубокой выемке находился сердечник. Следом за пауком из проёма в потолке выпал ещё один. Развернувшись к непрошеным гостям, существо, всё также громыхая по полу, направилось к ним, но замерло на полпути. В центе сердечника, где находился камень душ, начал нагнетаться электрический заряд.
Раздался сухой перестук: имперка откинула в сторону свой посох, вытянула вперёд обе руки, раскрыв ладони, и начала читать заклинание. Перед ней, закрывая её и тех, кто стоял сзади, образовался вертикальный магический купол. Удар молнии, который выпустил паук, попал в голубоватый поток, что тут же его поглотил.
-Сердечник! – Воскликнула Флор, прерываясь на мгновение, пока робот готовил второй удар. - Выбейте сердечник!
Уже выхвативший свои топоры Соратник перехватил один из них ближе к краю топорища и, едва прицелившись, метнул его в монстра. Каким-то чудом почуяв приближение опасности, паук дёрнулся в сторону, и топор ударился рядом, задев лишь первые фаланги металлических конечностей. Удар второго топора пришёлся точно в цель – потерявший маневренность робот не сумел увернуться, и лезвие оружия выбило закреплённый сердечник из гнезда. Раздался взрыв, нити молний сверкнули в полумраке, ударив в стены и защитный купол оберега.
Второго паука взяла на себя Аслог. С удивительной прытью она выскочила вперёд, обнажая меч и подставляя щит для блокировки удара. Не обладающий магическими зарядами робот бросился на девушку, но лишь с глухим стуком ударился в её преграду. Норд ловко подставляла под его удары лёгкий кулачный щит и, наконец, улучив момент, ошеломила паука ударом плашмя и вонзила сверху лезвие меча, ломая хрупкие механизмы внутри. Раздался треск, Аслог испуганно отскочила, но этот робот не взорвался, в нём лишь что-то щёлкнуло, и он обмякшей куклой рухнул на пол.

«А слаженно у нас вышло, - мелькнуло в голове у чародейки, пока она пристёгивала ремешок перевязи с посохом на груди. – Жаль, что так не получилось с Горацием и Залашьей…»
-Кажется, РаНисса знает, как она и её спутники пойдут дальше, - раздался голос хаджитки. Она стояла ровно над тем проёмом, откуда появились двемерские создания. Имперка приблизилась к ней и заглянула в дыру в потолке. Внутри было темно, поэтому она наколдовала ещё один шарик магического света, который, оторвавшись от её пальцев, начал медленно подниматься вверх по тоннелю, пока не прилип к верхней стенке трубы, освещая небольшой кусок узкого и душного пространства.
-Я пробиралась по таким тоннелям, пока не попала к вам, - продолжила РаНисса. – Они соединяют помещения на дирижабле. Только вот как туда залезть?
Как назло ни под трубой, ни рядом не было ни одной кровати. Ульви попробовал сдвинуть одну из тех, что находились в комнате, но она была крепко привинчена к полу.
-Вот что… - Он подошёл к девушкам и, не спрашивая разрешения, схватил и посадил себе на плечо ту, что была поменьше и полегче – РаНиссу. – Я тебя подсажу, а ты лезь вперёд.
Ойкнувшая от неожиданности хаджитка вцепилась когтями в плечо Соратника, но тот держал крепко. Выслушав его предложение, она, держась сначала за голову норда, затем за потолочные балки, проворно юркнула в лаз. Когда кончик её хвоста скрылся в трубе, к проёму приблизилась Аслог. Щит она повесила за спину, чтобы не занимать руки.
-Я могу немного облегчить задачу, - подала голос Флор. Вместо ответа на вопросительный взгляд, она наложила на стражницу чары левитации, и та начала медленно подниматься вверх. Когда подошвы её сапог оторвались от пола, девушка неловко дёрнула ногами, лишившись опоры, но чародейка посоветовала ей не делать лишних движений и только держаться за стены лаза.
Следом вознеслась имперка. Боле привычная к магическим эффектам, она быстро поднялась по трубе, отталкиваясь ладонями от гладких стен трубы, и оказалась в поперечном ей горизонтальном проходе. Здесь было душно и довольно узко, встать в полный рост было невозможно. Изловчившись, Флор сумела развернуться и посмотрела вниз, где ждал Ульви.
-Постарайся не дёргаться и помогай себе руками, когда окажешься в трубе, - голос девушки с гулом отскакивал от стен лаза. Заклинание левитации подхватило норда, на его лице так же, как и у Аслог, на мгновение отобразилась растерянность, но Соратник быстро взял себя в руки, когда оказался в жерле трубы. Рывками отталкиваясь от стен, он быстро забрался наверх и оказался рядом с чародейкой.
Вперёд двигались, следуя за хаджиткой и полагаясь на её кошачье зрение, не требовавшее дополнительного источника света, а также обоняние и звериный слух. Ползти приходилось на карачках, Флор видела впереди себя лишь пятую точку стражницы и подошвы её сапог. Щит Аслог периодически задевал металлической обойкой верхние стенки трубы и издавал противный лязг.
«Всемилостивый Стендарр, пусть этот тоннель поскорее закончится!», - Взмолилась имперка, чувствуя, как от духоты на её лбу проступают капельки пота.
 
KastДата: Турдас, 01.05.2014, 15:52 | Сообщение # 37
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 125
Статус: По ту сторону
Ульви очень не любил тесные и темные пространства, такие как этот тоннель, по которому он полз в данный момент. Норд двигался последним, так что ему ничего толком не было видно, за исключением аппетитной филейной части юной чародейки Флор. Здесь было душно и жарко, с кончика носа вервольфа то и дело падали крупные капли пота. В металлической трубе нос Ульви улавливал десятки различных запахов: кошачья шерсть, горький пот, едва заметный, почти выветрившийся аромат духов, вероятно от Флор, а так же запах водяного пара, металла и чего-то такого... Так обычно пахнет перед грозой. Оторвав взгляд от влажных листов двемерского железа под своими ладонями, Ульви было посмотрел вперед, но тут же снова опустил глаза вниз и почувствовал, что краснеет, хотя никто его в этот момент видеть не мог. Вентиляционная шахта все тянулась и тянулась, запах пота и страха становился все сильнее. Тем, кто двигался в середине колонны - Аслог и Флор-, им приходилось хуже всех, наверное. Они не могли видеть ни того, что впереди, ни того, что сзади, да еще и не двинешься лишний раз - с обеих сторон тебя окружают покатые стены нагретой трубы. Первой свою панику выдала Аслог:
- Я больше не могу... Кошка! Эй, далеко еще?
Голос девушки звучал хрипло, слова из ее горла вылетали с каким-то посвистыванием, она дышала глубоко и прерывисто.
- Хаджит не видит конца желоба,- только и сказала РаНисса, продолжая размеренно продвигаться дальше. Из всего, что Ульви знал об Эльсвейре, норд мог заключить, что каджиту, не смотря на свой шерстяной покров, нахождение в трубе представлялось как не слишком приятное, трудное, но не слишком уж тяжелое обстоятельство.
- Кровь богов...- простонала Аслог, но продолжила ползти.
Сейчас Ульви даже проникся жалостью и уважением к соотечественнице, которая несмотря на события в гондоле, на травму и на прочие неприятные и сложные вещи, продолжает упорно идти к цели...
Прошло еще около семи минут. Вервольф уже готов был взвыть. Сердце билось все быстрее, перед глазами расползались мутные темные пятна, спина затекла, одежда вымокла насквозь от пота, а борода свалялась в неопрятные дурно пахнущие колтуны. «Хорошо волшебнице,- думал про себя Ульви.- Ей достаточно сказать пару непонятных слов, и избавиться сразу и от жары, и от влаги». Норд едва сдерживал рвотные позывы, когда вдруг раздался голос РаНиссы: «Свет, РаНисса видит свет!».
 
Nightlin_foreverДата: Фредас, 02.05.2014, 07:24 | Сообщение # 38
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 320
Статус: По ту сторону
РаНисса , верная своему слову, во все глаза глядела на уши Ульви, но тысяча голодных альфиков за шиворот, пойди пойми какие уши нормальные для человека, а какие - нет. Она даже была готова сдаться, но тут норд решил рассказать сказку. Хаджиты вообще-то любят сказки, но история Гретты Шапочки когтями прошлась по сердцу РаНиссы. Находясь среди людей, быстро привыкаешь к тому, что по сравнению с соотечественниками, они кажутся, в определенном смысле, менее наблюдательными. Но это до поры до времени - стоит расслабиться, и перед тобой миска с тюремной баландой. Вот и сейчас, РаНисса недооценив противника, получила тонкий намек на толстые обстоятельства. Зато подозрения подтвердились, а значит можно смело делать выводы, ну, или ноги. И когда, после боя с двемерскими насекомыми, Ульви резко схватил РаНиссу, та была готова дать отпор любым поползновениям откусить от нее даже самый маленький кусочек. Однако, норд всего лишь подсадил ее к вентиляционному отверстию.
Может и получиться с ним договориться, - подумала хаджитка, осматриваясь в туннеле, которые становился ей уже почти родным.
Свесившись вниз, она понаблюдала как Флор колдует левитацию на Аслог и поспешила освободить проход, памятуя о том, чем это могло закончиться, если бы за дело взялся Сандурин. Спасибо Азуре, все прошло благополучно.
Продвигаясь по тоннелю, и слушая как за ней сопят и топают трое людей, РаНисса невольно вспомнила, как одна из троюродных сестер попросила ее понянчиться со своим приплодом. Те шебутные меховые комочки, точно также деловито вышагивали на четырех лапах, слегка покачиваясь от собственной важности, норовя время от времени поймать и укусить ее хвост. И также как и тогда, РаНисса подумывала о побеге. Вот если бы удалось улизнуть в какое-нибудь ответвление! Но увы, ничего подходящего не наблюдалось.
Наконец, сверху забрезжил солнечный свет. От неожиданной смены освещения даже пришлось проморгаться - за время проведенное на корабле, глаза успели привыкнуть к холодному полумраку. Оповестив спутников, РаНисса толкнула руками решетку, которая закрывала отверстие на потолке туннеля. С легким скрипом та опрокинулась наружу, позволив, наконец, выпрямиться во весь рост. Осмотревшись, РаНисса сделала несколько глубоких вдохов, спеша надышаться свежим, пусть и холодным воздухом. Зажмурившись от удовольствия, она подставила (морду)лицо ветру, желая каждой шерстинкой почувствовать его порывы. Ощутив недвусмысленный толчок крепкой руки Аслог, она подтянулась на руках и вылезла на поверхность. Поочередно, все участники процессии оказались на неком балконе, огороженном высокими выступами. Скошенная форма проема позволяла нагнетать воздух в железные легкие гондолы, но препятствовала попаданию обильным атмосферным осадкам.
Глянув вниз, у РаНиссы закружилась голова - дирижабль плыл над облаками, сквозь которые было видно огромный белый круг, наполненный причудливыми строениями. По бокам от него шли прямые, как стрелы дороги, соединяющие его с двумя кругами поменьше. Все это представляло собой величественное и завораживающее зрелище, из тех, что запоминаются на всю жизнь.
- Мой город! - произнесла Флор, дрогнувшим голосом.
- А уважаемый маг могла бы спустить нас вниз, так же изящно, как она подняла в туннель с помощью левитации Аслог и Ульви? - спросила РаНисса, продолжая увлеченно созерцать удивительную панораму.
Флор подняла к небу полные влаги глаза, и, после небольшой паузы тихо ответила, что сейчас это очень рискованно из-за большой высоты.
Взглянув на имперку, РаНисса легонько коснулась ее руки, желая выразить понимание. Наверно, она бы испытывала те же чувства, окажись в манящей, но не досягаемой близости от теплых песков Эльсвейра.



Прослушать или скачать Dear Esther sound Ascension бесплатно на Простоплеер
 
ChristabelДата: Фредас, 02.05.2014, 14:07 | Сообщение # 39
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 397
Статус: По ту сторону


Когда РаНисса закричала про свет, имперка даже не сумела разобрать, что именно она кричала. Спереди слышались хриплые вздохи Аслог, сзади тяжело дышал Соратник. Сама чародейка еле держалась на дрожащих руках и в любой момент была готова рухнуть на дно трубы, измождённая жарой и удушьем. Но приходилось терпеть. Потеряв сознание, она бы подвела команду. Даже если бы остальные решились бросить её тут, сзади шёл Ульви, которому она бы преградила путь.
Аслог, ползущая впереди замерла на месте. Какое-то время она копошилась, задевая оружейной перевязью и щитом покатые стенки трубы, затем проползла вперёд и внезапно встала в полный рост. Верхняя часть её туловища исчезла в проёме, из которого тонкими струйками лился свет.
Дрожащие руки слушались мало, поэтому не без помощи крепкой стражницы Флор удалось вылезти за ней следом. Яркий дневной свет ударил в глаза, магу пришлось зажмуриться от боли. Первое время в трубе она ещё пользовалась заклинанием ночного зрения, но после, когда начала выбиваться из сил, поняла, что это лишняя трата энергии, да и смотреть ей не на что, оставалось лишь слепо следовать за Аслог.
Солнце клонилось к закату. Имперка отметила это, когда, наконец, смогла разлепить веки. Встречный ветер здесь на высоте быстро высушил пот и теперь трепал волосы и полы длинной одежды. Слипшиеся от пота пряди лезли в глаза и рот, вынудив провести ладонью по лицу и собрать непослушные волосы, придерживая их и не давая растрепать вновь.
Хаджитка уже перевесилась через перила небольшого балкончика, на котором они стояли, и смотрела вниз. Её небольшие ушки на голове стояли торчком, кончик хвоста чуть поигрывал, выдавая не то удивление, не то испуг. Флор приблизилась к ней и бросила взгляд вниз.
От увиденного дыхание перехватило сильнее, чем от ледяной вьюги Скайрима. Визуально медленно, но на самом деле очень быстро под дирижаблем, теряясь в облаках, проплывали очертания Имперского города. Волшебница никогда не видела его с такого ракурса вживую, но часто на картах или в старых талмудах по истории встречала удивительные очертания столицы Сиродиила, стоящей на озере Румаре.
Стены родного города были невероятно близки. Вон там, определённого, здание Коллегии Шепчущих, где наверняка сейчас идут занятия. Хотя, нет, какие занятия? Вечер же. С другой стороны портовый район, полукругом выступающий на водной глади.
-Мой город… - Дрогнувшим голосом произнесла имперка, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы. Пришлось немного проморгаться, чтобы не расплакаться от горечи прямо здесь.
Хаджитка всё ещё наблюдала за проплывающими внизу идеально круглыми очертаниями столицы.
-А уважаемый маг могла бы спустить нас вниз, так же изящно, как она подняла в туннель с помощью левитации Аслог и Ульви?
Флор снова посмотрела вниз.
«Конечно, могла бы! Хотя… Нет, не могла. Силы моего заклинания не хватит и на половину пути.»
-Нет… Боюсь, сейчас это невозможно. Слишком высоко, - девушка подняла взгляд к небу, чувствуя, что слёзы не отступили. Она отошла от перил, чтобы больше не расстраивать себя видами родного дома, до которого так близко и так далеко одновременно. Теперь её снова окружало лишь чуть подёрнутое облаками небо и яркий диск солнца, катящийся к горизонту. В любое другое время имперка, несомненно, нашла бы этот вид очень красивым и вдохновляющим, но сейчас он оставлял в душе лишь какое-то гнетущее чувство пустоты.
-Смотрите, там ещё люк!
Бодрый голос Аслог отогнал дурные переживания. Флор повернулась туда, куда указывала стражница, и отметила, что ближе к носу дирижабля, в самом деле, виднеется ещё один люк. Между огороженными площадками, куда выводили оба люка, был протянут узенький хрупкий мостик с такими же невысокими перилами.
-Идёмте, - угрюмо, всё ещё не отойдя от переживаний, скомандовала маг. – Если ветер не переменится, то уже завтра мы будем в Эльсвейре, а к ночи следующего дня нас и вовсе вынесет в море. И тогда нам мало что сможет помочь.
Если за неполных два дня непогода вытолкала их из Скайрима и протащила через половину Сиродиила, то предположения волшебницы казались вполне логичными и выглядели крайне непривлекательно. Флор двинулась вперёд первая, держась за расшатавшиеся от времени перила. Ветер дул в бок, холодил оголённые участки кожи и словно бы пытался подтолкнуть к перегороженному перилами краю.

После холодной поверхности внутри следующей трубы было, казалось, ещё душнее, чем в предыдущей. Чародейка, открутив вентиль люка, прыгнула в проём, за ней спустились и остальные. Труба снова уходила глубоко в недра дирижабля, но буквально через четверть часа под ладонями имперки вместо гладкой стены трубы оказалась мелкая решётка. Девушка дёрнула её на себя, но та, пусть и расшатавшаяся, всё равно не поддалась.
-Ульви! Аслог! – Позвала она, но голос её загудел и потух в недрах трубы.
-Я тут, - раздался сзади девичий голос. – Соратник ползёт за мной.
Решив, как будет лучше, имперка проползла чуть вперёд, давая место нордам, и развернулась. Встретившись лицом к лицу со стражницей, она пояснила:
-Я не знаю, куда ведёт эта решётка, но можно попробовать вырвать её и спуститься вниз.
-Понятно, - Аслог кивнула. Она также развернулась, хоть и чуть менее ловко, стесняемая доспехами. Что происходило дальше, Флор не видела, но слышала, как заскрежетал металл.
Помещение, куда их вывела труба, было гораздо меньше остальных, в которых уже пришлось побывать. Каморка была совершенно пустой, если не считать нескольких выступов у стен и давно потухших светильников. Здесь довольно отчётливо пахло машинным маслом, но запах шёл из соседнего помещения, дверь в которое была чуть приоткрыта. Соратник высунулся в проём и присвистнул, и его свист эхом разлетелся по зале.
Силы магического света не хватило, чтобы окинуть всё соседнее помещение разом. Оно простиралось глубоко вперёд и даже вниз – отсюда пола не было видно, зато из темноты выглядывали многочисленные лесенки и балкончики, нависающие над тем, что пряталось внизу.
-Думаю, стоит заночевать здесь, а завтра продолжим исследование. Надеюсь, мы уже недалеко от отделения управления кораблём.

Пока остальные укладывались спать, Флор снова достала свои записи, перо и чернильницу.
«201 год 4Э, 27е число месяца Последнего Зерна.
Сегодня второй полный день нашего пребывания на дирижабле. За это время ветер вытолкал корабль из Скайрима и пронёс почти через весь Сиродиил. Ещё один-два дня, и мы окажемся над океаном. Возможно, проплывая над Имперским городом, нам стоило бы как-то привлечь к себе внимание, но что может лучше привлечь внимание, как не многотонная металлическая посудина высоко в небе? Поэтому помощи пока ждать не приходится. Но, может быть, кто-то заметит нас, как недавно я на свою голову заметила хвост дирижабля с моста в Коллегию магов Винтерхолда.
Вчера к нашей группе присоединилась хаджитка РаНисса. На дирижабль она попала в поисках наживы в компании некоего аргонианина, который, вероятно, всё ещё находится где-то здесь.»
Больше девушка ничего писать не стала. Какие-либо важные факты были указаны ещё вчера, ничего особенного с ними за это время не произошло, важных находок или открытий сделано не было. Стряхнув остатки чернил в чернильницу, имперка убрала перо в пенал, а писчую бумагу свернула трубочкой и сунула в тубус, предварительно дав чернилам просохнуть. Спать она устроилась там же, где и сидела – на выступе у стены. Последний шарик света, разгонявший в комнате тьму, погас.
Образ раскинувшегося далеко внизу Имперского города так и не оставил волшебницу. Настроение её, едва повысившееся за прошедший день, снова улетучилось, вернув в пучину тягостных раздумий. Несмотря на то, что они стали ещё ближе к общей панели управления, надежда вернуться домой, неумолимо таяла. Внизу осталась Коллегия, Синод, люди, с которыми она бок о бок проводила почти весь день и которых даже перестала замечать. Там стоит родной дом, в котором она выросла. В котором умер отец и осталась одинокая мама. Кроме Флор у неё больше никого нет, кто теперь о ней позаботится?
Лежавшая на боку имперка поджала ноги и в тоске обхватила себя руками. Из уголка глаз, слепо глядящих в темноту, в подушку скатилась горячая слеза.
Прикрепления: 0615723.jpg(132.3 Kb)
 
KastДата: Фредас, 02.05.2014, 17:59 | Сообщение # 40
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 125
Статус: По ту сторону
Помещение было небольшим, но четверым места на ночлег хватило. Когда все устроились, каждый занялся кто чем: Аслог, видимо, решила, что пришло время почистить щит и меч от засохшей крови и масла двемерских механизмов, Флор извлекла из тубуса листы бумаги, пенал и принялась что-то записывать, РаНисса снова села поодаль от людей начала рыться в походной сумке. Ульви осмотрел свои топоры - узкое топорище у древка, чуть расширяющееся по мере отдаления от рукояти, сидело нормально на обоих орудиях, лезвия чуть зазубрились от ударов о металл механоидов, но оставались чрезвычайно острыми. Оборотень глянул на свою одежду - она была вся грязная, но нигде не прохудилась, так что починка ей не требовалось. Поняв, что спать ему не хочется, а ничем полезным ему не заняться, Ульви покопался в своей котомке и извлек под бледный свет магических сфер Флор свою маленькую свирель. Норд сделал ее сам несколько лет назад, во время одного из контрактов. Ульви и Скьора Кодлак тогда отправил под Фолкрит выслеживать контрабандистов. Проведя в лесу несколько дней Ульви вырезал музыкальный инструмент от скуки, но с тех пор не раз эта свирель согревала ему душу, когда норд был один. Незатейливая мелодия разлилась по комнате, металлические стены отдавались легким звонким эхом. Аслог, заслушавшаяся было музыкой вервольфа, вдруг вскочила со своего места и выхватила дудочку из рук музыканта.
- Тсс!- шикнула стражница, бросая свирель в полураскрытую сумку Ульви.- Вдруг машины отреагируют на звук и придут сюда!
Три пары глаз уставились на норда. Ульви почесал затылок и, опустив глаза на свои сапоги, виновато произнес:
- Я как-то не подумал...
В этот момент все услышали звонкий щелчок - это Флор защелкнула крепления на крышке своего тубуса.
- Надо ложиться спать,- произнесла РаНисса,- ибо завтра нас ждет еще один нелегкий денек.
Послушавшись ее совета, Ульви лег на жесткий пол, практически на середине комнаты и подложил под голову свою сумку. Через несколько минут последняя кружащаяся под потолком сфера моргнула несколько раз и погасла. Наступила кромешная темнота.
После подъема и очень скудного завтрака, во время которого обнаружилось, что запасы еды подошли к концу, компания решилась проследовать в обширную залу, виденную мельком еще вчера. Это было поистине гигантское помещение, похожее на широкий и длинный коридор, вдоль которого стояли различные золотые статуи, находившиеся на ярусах - одна над другой, и так бесчисленными рядами. Приблизившись, Ульви понял, что это не статуи вовсе, а самые разнообразные и изощренные двемерские роботы. Здесь были и известные ему уже небольшие паукообразные машины, машины в виде сфер, а также механизмы, похожие на крабов и имевшие на вооружении большущий арбалет. Но больше всего норда поразили высокие, в два с половиной человеческих роста металлические великаны. В широкие руки из были искусно встроены молоты или секиры, изукрашенные характерной для двемеров резьбой. Поглядев на шестерни, пружины и поршни, приводившие эту махину в действие, Ульви представил, с какой силой наносит удары эти исполины. В груди каждого такого автоматона можно было увидеть некий шарообразный механизм, инкрустированный крупными красными камнями - это все было похоже на человеческое сердце, только в несколько раз больше.
- Кажется, они спят...- неуверенным шепотом произнесла РаНисса с благоговением и страхом разглядывая двемерские чудомашины. Ульви улыбнулся, подумав, что каджит, наверное, никогда и не видела этих роботов.
- Надеюсь,- тоже шепотом отозвалась Аслог, аккуратным движением извлекая меч из ножен.- Когда они проснутся, нам лучше быть как можно дальше отсюда.
Флор лишь молча достала из-за спины посох. Ульви вдруг услышал странный шум, исходивший, казалось, из дальней стены зала. РаНисса тоже это услышала и прижала ушки.
- Сейчас мы прокрадемся...- продолжала тем временем стражница, покачивая мечом, но тут Ульви РаНисса одновременно прервали ее:
- Тихо!
- Хаджит слышит голоса,- промурлыкала РаНисса, принюхиваясь.- Кажется, это эльф и... Фу, пахнет каким-то болотом.
- Аргонианин, бьюсь об заклад,- хмыкнул Ульви, обнажая один из топоров и прокручивая его в руке. Ему никогда не нравились эти ящеры.
 
Nightlin_foreverДата: Тирдас, 06.05.2014, 05:34 | Сообщение # 41
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 320
Статус: По ту сторону
- Это тот самый ящер-грабитель,- словно бы ни к кому не обращаясь прошипела РаНисса, ступая следом за Ульви и Аслог. Флор также держалась чуть сзади, держа на готове посох. Вскоре они обнаружили дверь, из-за которой и доносились голоса. Хотя слов было по прежнему не разобрать, стало ясно, что диалог идет на повышенных тонах.
- Тихо войти не получится, - сказала Аслог, указывая на вентиль, открывающий дверь.
- Можно подождать, пока там останется кто-то один, - предложила РаНисса, но Ульви одним взглядом пресек ее инициативу:
- Так, Аслог, ты открывай дверь, Флор - приготовь какое-нибудь заклинание, кошка - действуй по обстоятельствам, - скомандовал норд, с сомнением разглядывая нож, который та достала из голенища сапога.
Пока скрипел вентиль, за дверью началось оживление, и когда дверь начала открываться, из щели просвистела стрела.
- Ты что творишь! Может это люди! - закричала женщина, а следом раздался звук летящего огненного шара.
Дверь открылась настолько, что в нее уже можно было пройти, и команде открылось следующее зрелище. Растрепанная данмер, со стрелой в плече, в окружении призванных духов предков с одной стороны, а напротив нее - аргонианин с луком, прячущийся за контейнерами, на который отчетливо были видны подпалины и пятна сажи от огненной магии. Очевидно, их застали в перерыве между боем.
- Что здесь происходит! - рявкнул Ульви, первым ворвавшийся в комнату. Следом вошли Аслог и хаджитка. Флор тоже была поблизости, но ее укрывало заклинание невидимости.
- Сссстарые знакомые! - ехидно протянул аргонианин, и подмигнул РаНиссе.
Тем временем данмер представилась Миранией Веним и сказала, что этот ящер преследовал ее какое-то время по вентиляции, а затем напал с самыми коварными помыслами.
- Я хочу убратьссся сс этого корабля, и ссобиралсся попроссить помощи, - ответил аргонианин.
- Помощи не просят целясь стрелой в глаз! - оборвала его данмер.
- Да понятно, что от тебя никакого толку, - огрызнулся ящер, презрительно разглядывая вошедших.
- Моя цель, найти выживших и покинуть корабль, поэтому если вы опустите оружие, мы... - начал было Ульви, примирительно опуская оружие.
- Разбежалсся! - процедил ящер, - Сс талморсскими прихвосстнями дела иметь не желлаю!
Аслог и Ульви удивленно переглянулись, РаНисса сделала вид, будто она тоже не понимает о чем он говорит.
- Я тоже никуда не пойду с тем, кто готов ударить в спину - сказала Мирания, указывая на аргонианина.
- Хаджит позволит себе напомнить, что он украл у нее все вещи, и целится сейчас в нас из ее лука.
Этого было достаточно, чтобы глаза ящера вспыхнули, а стрела в его руке легла на тетиву. Короткого, но резкого движения стрелка хватило, чтобы с рук данмер сорвался огненный шар, а с посоха Флор - электрический разряд.
Ящер нырнул за ящики, уклоняясь от магии, но Ульви один рывком оказался рядом и перемахнув через преграду, врезал ящеру обухом топора. Секундой позже ему едва не пришлось обороняться он данмерских духов предков, но Мирания развеяла чары, демонстрируя мирные намерения.
Флор и Аслог подошли к данмер, предлагая помощь в извлечении стрелы. Ульви, присматривая за ящером, разрешил РаНиссе забрать свои вещи.
- Я специалист по двемерам и пришла на корабль с разрешения генерала Тулия с важной целью, - начала рассказывать Мирания.
Пока все слушали историю данмер, хаджитка забрала лук, остатки стрел, пошарила по карманам, но стоило ей нащупать своим документы, ящер открыл глаза и зашевелился. Не дожидаясь развития событий РаНисса всадила ему в горло свой кинжал. Предсмертные хрипы и бульканье крови привлекло внимание окружающих.
- РаНисса не хотела! РаНиссе пришлось защищаться! - тихо произнесла она, вставая с колен, стараясь незаметно спрятать документы.
 
ChristabelДата: Тирдас, 06.05.2014, 18:28 | Сообщение # 42
Рассказчик
Группа: Смотрящие
Сообщений: 397
Статус: По ту сторону

Когда драка закончилась, и РаНисса что-то бормотала под нос, оправдываясь, стражница попросила у неё кинжал. Получив оружие, она стёрла с лезвия кровь, проведя клинком по собственной штанине, и уверенными рывками надсекла кожу жилета.
-Ай! – Данмер поморщилась. Процедура явно не доставляла ей удовольствия, но, кажется, норд не первый раз занималась подобным. Стрела сидел неглубоко. Свет магической сферы падал на свежую рану, из которой торчало не только древко стрелы, но и зазубренные кончики острия – плотная кожа жилета затормозила выстрел, и стрела не смогла вонзиться в плоть слишком глубоко.
Пока Аслог пыталась максимально безболезненно освободить рану, Флор придерживала края надреза на одеждах, отогнув их в стороны. Пальцы её успели перепачкаться в крови.
-Вот и всё, - не без гордости продемонстрировала стражница кончик стрелы. – Теперь бы обработать… Флоренция, ты знаешь какие-нибудь лечебные заклинания?
Было странно слышать такой вопрос от Аслог. Несколько дней назад она готова была упрятать Флор за решётку уже просто потому, что та волшебница, а теперь просила её воспользоваться своими знаниями. Среди которых, впрочем, не было нужных.
-Увы, школу Восстановления я знаю плохо, - имперка виновато пожала плечами. – Моих знаний не хватит, чтобы заживить рану.
-Ерунда, - раздался голос Мирании. – В моей сумке были зелья. Там же должны быть и бинты.
В дорожном мешке данмер и впрямь нашлись бутылочки с варевами на любой вкус: укрепляющие зелья, зелья исцеления и пополнения запаса магической энергии, несколько пузырьков из толстого стекла – вероятно, с ядом, и ещё какие-то наполненные сосуды без маркировки. Смочив сложенный несколько раз кусок ткани в настойке, имперка просунула его меж краёв разреза в одежде.
-Лучше бы тебе раздеться и наложить повязку, - заметила она. – При движении ткань обязательно сползёт.
Мер мотнула головой.
-Нет. В любом случае сейчас я хочу передохнуть. Этот болотный житель не один час преследовал меня, - здоровым плечом девушка прислонилась к стене и опустила, было, веки, но тут же нахмурилась и недоверчиво оглядела остальных. – А вы как тут оказались?
-Я же сказал, что пришёл сюда в поисках выживших. Соратникам сообщили, что на борт попала группа людей, которым требуется помощь, - Ульви, оттащивший тело аргонианина подальше от остальных, приблизился к женщинам.
Взгляд Мирании перескочил на Аслог.
-А ты из Данстара, верно? Я видела такие же доспехи на ваших стражах. А ты… - Она посмотрела на имперку.
-…А я из группы людей, которым требуется помощь, - угрюмо повторила за нордом Флор и отвернулась.
На некоторое время стало тихо. Данмер вернулась к своей ране и пальцами поправляла приложенную тряпицу с заживляющим зельем, РаНисса возилась в пожитках убитого в поисках своих вещей. Закончив, она опустилась рядом с остальными, сидевшими полукругом у раненой мер.
-А что аргонианин говорил про Талмор? – Нарушила тишину Аслог. Она уже вытерла руки от крови, и её пытливый взгляд буравил эльфийку.
-Почему ты так смотришь на меня? – Возмутилась мер. – Он мог говорить и про неё!
Она указала пальцем на хаджитку. РаНисса вздрогнула, но тут же взяла себя в руки.
-Многие считают хаджита прихвостнем Талмора, - флегматично парировала она. – Только за то, что он – хаджит.
-А имперца врагом Скайрима только за то, что он имперец, - буркнула Флор в сторону. – Мирания, ты говорила, что разбираешься в культуре и быте двемеров. Есть идеи, как посадить эту штуковину?
Последнюю фразу она произнесла уже громче, обращаясь к данмер, и не заметила, как в раздумьях помрачнела Аслог.
-Как посадить – нет, но у меня есть идея получше. Дайте мне мою сумку.
Перебрав вещи, эльфийка извлекла из мешка толстую потрёпанную тетрадь в плотной кожаной обложке. Меж страниц были вложены листы пергамента, как потом оказалось, исписанного мелким ровным почерком данмер.
-Я нашла это в одном из кабинетов. Взялась за перевод, но не успела дойти и до середины, как меня нашёл ящер. Впрочем, этого пока достаточно.
-Что это?
-Книга похожа на какое-то руководство, - Мирания раскрыла тетрадь, демонстрируя записи остальным. – Но не к дирижаблю – здесь нет соответствующих схем и чертежей - а к чему-то ещё. Чему-то, что находится в машинном отделении.
Флор заглянула в книгу. Каждая её страничка была покрыта ровными рядами мелких символов, чем-то похожих на даэдрический алфавит, но точно им не являющихся. Между листами были вставлены заметки эльфийки на отдельных страничках.
-Если я правильно поняла вот этот кусок, - продолжала мер, выделяя большим и указательным пальцами абзац, занимающий половину листа. – То в машинном отделении находится некий механизм, работающий на какой-то магической подпитке и действующий, как телепорт. Если он ещё работает, то мы может попытаться активировать его и перенестись в любую точку Тамриэля!
-Как это – в любую точку? – Удивился Соратник. – Смысл нам переноситься куда-то, если мы не сможем посадить дирижабль?
Данмер покачала головой.
-Нет, он не так работает. Дело в том, что когда создавался телепорт, на него было настроено определенное количество маяков. Такие штуки… Как столбы. С ядром в центре. Вот тут изображено, - она ткнула пальцем в один из рисунков на странице: под абзацем была изображена небольшая колонна с закруглённым верхом, где под решёткой хранился некий округлый предмет, на рисунке подкрашенный голубыми чернилами. – Я уже встречала подобную конструкцию в Морровинде, возможно, что-то есть и в Скайриме. Может быть, где-то ещё, где двемеры оставили свой след. Так вот, эти маяки служат приёмниками для информации, переходящей с основного телепорта дирижабля. То есть воспользовавшийся аппаратом должен перенестись к маяку. Схема работает и в обратном действии.
-Тогда давайте скорее найдём этот телепорт, - решительным рывком имперка поднялась на ноги. - Я больше не могу здесь находиться.

Пришлось снова возвращаться через залу с двемерскими роботами – в комнате не было другого выхода. Ступая меж ними, безмолвно возвышающимися над процессией, Флор боязливо оглядывалась. Её пугали бездушные исполины, казалось, они выжидающе следят за маленькими людишками, готовые за любое неверное движение обрушить на них всю мощь своих орудий.
Мирания держалась бодро. Рана её, кажется, уже не беспокоила; мер уверенно вышагивала впереди процессии, закинув на здоровое плечо свою сумку. Она решила нарушить гнетущую тишину:
-Мне приходилось однажды бывать на двемерском дирижабле. Он, конечно, был гораздо меньше, и использовался для мирных целей, но по конструкции оказался очень схож с этим. Да вы не бойтесь, - губы эльфийки тронула улыбка, когда она обернулась и заметила испуг на лице Флор. – Автоматоны редко запрограммированы на атаку при приближении.
-То есть бывают ещё и такие? – Дрогнувшим голосом спросила имперка.
-Конечно. Я смотрю, ты маг. А, значит, должна быть эрудированна в вопросах истории и исчезнувших культур. Неужели ни разу не приходилось бывать в двемерских развалинах?
Девушка обиженно насупилась.
-В Сиродииле никогда не было двемерских городов, и о них самих нам рассказывали не много. Зато я неплохо разбираюсь в истории айлейдов.
-Тоже хорошо, - одобрительно кивнула данмер.

В зале стояла такая тишина, что слышно было лишь шорох подошв по полу. Гул машин куда-то исчез, словно бы весь дирижабль замер в ожидании. Казалось, будто торжественное безмолвие опустилось на залу в преддверии чего-то значимого…
Процессия дошла до двери. Это был огромный округлый люк в человеческий рост, ведущий в соседнее помещение. Соратник и стражница ухватились за вентиль и сделали несколько поворотов, но замок ожидаемо не щёлкнул, и дверь осталась заперта.
-Хаджит видит несколько кнопок здесь, - раздался вкрадчивый голос РаНиссы: она показывала на небольшую сокрытую панельку справа от люка. – Может, стоило сначала понажимать на них?
Первый удар невыносимым грохотом отскочил от металлических стен. Пол под ногами задрожал, заставив в панике обернуться – где-то в другом конце залы, которую уже почти прошли раздавались грузные неживые шаги.
-Во имя богов… - Имперка зажала себе рот ладонью, чтобы сдержать вскрик.
Из темноты показались очертания огромного робота: высокий, широкими плечами достающий перила балкончиков второго яруса. Короткие, по сравнению с туловищем, ноги не позволяли двигаться быстро, однако исполинский автоматон уверенно надвигался на процессию.
-В стороны!
Флор метнулась следом за хаджиткой, которая уже юркнула меж подпорок, спеша к лестнице, ведущей на балкон. Данмер же в компании Аслог и Ульви бросилась в другую часть комнаты, прячась от металлического монстра среди остальных неподвижных роботов.
-Не стойте перед центурионом, - раздался предостерегающий крик Мирании. – Иначе он сварит вас живьём струёй пара!

 
KastДата: Фредас, 11.07.2014, 19:32 | Сообщение # 43
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 125
Статус: По ту сторону
Центурион, как назвала эту машину уничтожения Мирания, приближался к отряду. Флор и РаНисса поспешили забраться по металлической лестнице куда-то наверх, Ульви и Аслог спрятались меж балок, неподалеку от монстра, готовые принять на себя основной удар, чтобы маги могли неожиданно нанести колоссу максимальный урон. Мирания, бывшая сначала с нордами, отделилась от пары и первой атаковала центуриона ледяными иглами, надеясь попасть в стальное сердце. Вокруг данмерки уже парили духи предков, отвлекая механоида от заклинательницы.
- Аслог,- обратился Ульви к стражнице, обнажающей клинок.- Ты помоги Мирании, а я ударю ему в спину.
Женщина недоверчиво взглянула на вервольфа, но спорить не стала. Когда Аслог с боевым кличем кинулась под ноги гиганту, стараясь бить по выглядящим не слишком защищенными шарнирам, соединяющим туловище с железным тазом, Ульви быстро скинул рубаху, перевязь с оружием, снял обувку и воззвал к Зверю. На секунду он дал свободу накопившейся жажде крови, убийства, голода. Кожа мужчины начала быстро покрываться толстым черным волосом, вырос волчий хвост, шерсть полезла из ушей и ноздрей, кости удлинились, а череп деформировался, появились длинные клыки. Время превращения иссчитывалось секундами, и вот на месте человека возник огромный черный волк с горящими алым пламенем глазами. Оборотень, быстро передвигаясь на четырех лапах, мелькая между балками, забежал механическому исполину за спину. Прежде чем прыгнуть, Ульви заметил изумление и испуг на лице Аслог, бившаяся с врагом внизу, под ним. Вид Ульви в истинном обличии заставил девушку на миг застыть в ужасе. Этого мгновения центуриону хватило. Он с оглушительным лязгом занес механическую руку со встроенной в нее секирой и ударил Аслог прямо в тот момент, когда Ульви упал на его стальную спину. Тело женщины подлетело на несколько метров, оставляя в воздухе обильные следы крови, отражающие траекторию ее падения, затем, ударившись о балку, грузно упало на пол. Тем временем, центурион вертелся взад-веперед, размахивая смертоносной секирой во все стороны, пытаясь устранить неожиданную помеху, так некстати упавшую не весть откуда на его плечи. Ульви вцепился когтями в сочленения шеи и туловища, пытаясь вырвать голову. Волшебницы продолжали метать заклинания, стараясь не задеть волка. «Как бы они не зажарили меня этими же молниями после битвы,»- невесело подумал вервольф, прежде чем двемерский центурион не изловчился наконец, и не достал бок обротня своим тяжелым и острым локтем. Удар ошеломил Ульви, когти его разжались, и он слетел с гиганта на землю. Противник уже занес свое ужасное оружие для смертельного удара, но тут его ударило огненной волной - это Мирания сотворила какое-то очень уж мощное заклятие, которое ошеломило робота, не позволив ему прикончить волка. Ульви воспользовался передышкой и отпрыгнул в сторону, поскуливая от боли в кровоточащем боку, мешающей нормально дышать. Колосс же переключил свое внимание на эльфийку и стал медленно, с трудом преодолевая волну магического пламени, шаг за шагом приближаться к данмерке. Ульви видел, как начинает оплавляться золотистый металл, не выносящий запредельной температуры, но центурион продолжал движения. Даже молнии, испускаемые посохом Флор, и стрелы РаНиссы, казалось, не могли остановить его. Вервольф кинулся на помощь Мирании, хотя и понимал, что не успеет. Вот уже металлический гигант приблизился вплотную к эльфийке, на лице которой не дрогнул ни один мускул, когда она смотрела в лицо смерти. На месте, где должен быть рот у человека, у центуриона открылся специальный клапан, и на Миранию обрушилась волна густого серого пара, скрывшая ее из виду. В этот же момент огненная струя иссякла. Колосс будто бы торжествующе взглянул на оставшихся в живых РаНиссу и Флор, находящихся на балконе прямо над ним. Тут, успевший, видимо, надоесть роботу, волк снова прыгнул на него. На этот раз Ульви метил в грудь, в сердце.
- Флор, попробуй заколдовать его, чтобы полетел,- раздался сверху крик каджита.
- Я не смогу,- билась в отчаянии Флор.- Он слишком тяжелый!
- Давай!- Рев Ульви, кажется, достиг ушей волшебницы, и девушка поняла, что если она не попытается, то вервольфу приедет конец.
Флор отбросила посох и подняла руки. Воздух рядом с Ульви затрещал, переполнившись магической энергии. Центурион внезапно покачнулся - краем глаза волк заметил, что правая нога центуриона сначала застыла, потом немного приподнялась. Автоматон явно этого не ожидал и начал терять равновесие.
- Прыгай!
Ульви оттолкнулся от металла мощными лапами и отпрыгнул от гиганта. Тот неловко взмахнул конечностями и с оглушительным грохотом грохнул об пол свое железное тело. Не теряя ни секунды, Ульви подскочил к нему и с хрустом мелких поршней и шестерней выдрал из стальной грудины светящуюся красным сферу.
Когда Флор и РаНисса спустились вниз, Ульви уже был в человеческом облике. Он отошел к тому месту, где скинул одежду, и принялся шнуровать штаны. Спутницы его молчали.
 
Форум » Писательский » Вперёд в прошлое » ИГРА
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск: